Разбор главы Абакуса «Оценка действий сторон»

Словесный конгломерат, набитый Абакусом, - это еще не статья и, тем более, не ценные мысли.

Сочинитель, «переходя» из одной главы в другую, стоит на позициях, будто читатель черпает информацию исключительно из его творения. Зная инструкцию, полученную В. Ф. Рудневым, неверным выглядит авторский вывод о недопущении «каких либо враждебных действий русских по пресечению высадки». Не менее ложно отображены намерения командира «Варяга», который де «старается подменить задачи, стоявшие перед Уриу…» и «настойчиво декларирует, что, якобы главной задачей японцев, было принудить “Варяг” к сдаче (трактуя “сдачу”, как подъем белого флага)».

«Долг» очернительства стоит у Абакуса на первом месте и перевешивает разумное восприятие сведений. Автор умничает даже среди известных с детства фактов: приход на рейд Чемульпо японских кораблей после ультиматума - это «желание его выполнить». А что еще можно подумать? Зачем тогда нужны ультиматумы? Зачем их ставить, если «позитивное» воздействие не будет превышать «негативное»? (Вот на какие «высоты» поднимает Абакус вопрос!)

Практика нанизывания фраз очень увлекательна, но далеко заводит. Невозможно не отметить и такие авторские перехлесты:

- адмирал Уриу, проявляя гибкость, по ходу дела «изменял первоначальный план» (да любой скажет, что планы японцев оставались неизменными);

- для русских 27 января - это «попытка боя, принуждение японцев отступить» (да любой скажет, что принуждение отступить является одной из составляющих тактики).

Подобный подход к оценке действий все испортит и всех запутает. Даже Абакуса, который тем временем переходит от общего к частностям: «Умело действовал в бою и командир “Асама”… Он вовремя оценил ошибку русских, связанную с малой скоростью прорыва и правильно на нее среагировал, отодвинув рубеж огневого контакта ближе к рейду и, повернув на контркурс с противником, сократив дистанцию. Когда он заметил, что противник испытывает сложности (“застрял” у острова), то мгновенно среагировал и смело пошел на сближение и “реализовал” из ситуации максимум возможного».

Стоп! Вновь Абакус не выдержал и повел речь о выгодных дистанциях боя. Но память подвела «историка». Раньше он утверждал противоположное. Вот несколько выписок.

Глава «Артиллерия»: «…уменьшение дистанции боя давало резкое преимущество русской артиллерии за счет большей энергии удара и бронебойности снарядов».

Глава «Начальная фаза»: «с другой стороны и японцам не выгодно было приближаться на дистанцию менее 20 кабельтов, где русская стрельба становилась слишком опасна».

Глава «Шансы сторон»: «В сочетании с возрастающим преимуществом артиллерии «Варяга» при сокращении дистанции, это делало для японцев ближний бой особенно невыгодными они всячески его избегали, что и подтвердилось на практике боя».

И вот, с фанатичной убежденностью в собственной правоте говорит прямо противоположное тому, что было «доказано» ранее.

А что пишут профессионалы в своих военно-морских книжках?

Вот как должны выглядеть предварительные рассуждения перед боем: «Предположим, что мы командуем дистанцией и можем поставить противника в положение, при котором эффективность нашего оружия в полтора раза выше, чем у него. За относительным превосходством необходимо видеть и абсолютные вероятностные величины. Например, при меньшей дистанции наше превосходство будет выражаться в том, что за определенный период стрельбы мы можем попасть в противника шесть раз, а он в нас - четыре, а при большей дистанции соответственно три и два раза. …Исходя из характера боевой задачи, надо определить, что для нас предпочтительнее. По всей видимости, если поставлена задача «уничтожить противника», скорее всего будет отдано предпочтение первому варианту, а если приказано «связать его боем» - то второму» (Рысс Ю. Л. Командир корабля. - М.: Воениздат, 1982. - С. 253).

Теперь легко найти искомый ответ тактической задачи: малые дистанции боя выгодны только японцам. Их действия, основанные на боязни сближения, и привели к тому, что «Варяг» сумел вернуться на рейд, а кораблям адмирала Уриу не хватило скорости для преследования.

Зато можно отметить тактическую грамотность у капитана 1 ранга В. Ф. Руднева: его крейсер держал на первом боевом галсе среднюю скорость четыре узла, и расстояние до противника не так быстро сокращалось. Ну а если Абакус негативно воспринимает эти сведения, то, значит, он не прав.

Абакус не вышел из рамок собственной объективности и указал японцам на недостаток: «Отдельно следует сказать о “Чиода", которая показала низкую боевую подготовку. Ее стрельба по “Корейцу” была безрезультатной. Ее скоростные показатели не позволили вести преследование отходивших русских кораблей. В значительной степени это объясняется длительной службой крейсера в качестве стационера, где команда не имела достаточного объема тренировок».

И все? А написать пятнадцать глав на эту тему и привлечь командира к уголовной ответственности разве не надо?

И бездействие миноносцев в бою не замечено…

«Артиллерийская» стадия разбора у Абакуса не менее впечатляюща. Инстинкт подтолкнул его изобразить стрельбу в виде графических построений и создать собственную (и небесспорную) методику анализа. Получилась аккуратная ломаная линия, изображающая зависимость показаний часовой стрелки от количества поразивших «Варяг» снарядов. Исследования своей последней «извилины» завершаются соответствующим заключением: «Русские, хоть и медленно но двигались (причем в ту же сторону, что и японцы - можно было держать постоянную дистанцию, сохраняя постоянный прицел, и направление, сохраняя курсовой угол - целик), то большинство попаданий в “Варяг” пришлось на заключительную фазу боя, когда противник был практически неподвижен и дистанция - до примерно 15 каб.».

Стоп во второй и третий раз! Увлекшись раскрашиванием рисунка, автор не заметил, что вновь находится в полном противоречии с самим собой. Он ведь до сих пор уверен, что «ошибкой Руднева явился и сам поворот». (Официальная русская история говорит о желании командира на время выйти из «сферы огня».) И Абакус опровергает свою идею: наименьшее число попаданий «Варяг» получает, когда начал противоартиллерийский маневр: «…Видим сначала равномерную частоту для первого паралельного участка. Потом подъем, связанный с поворотом, который сбил японскую пристрелку. Здесь наблюдаем 2 редких, но парных попадания. Последний пологий отрезок иллюстрирует стрельбу по “застрявшему” у острова крейсеру».

Кстати, заодно автор коснулся и другой темы: уменьшение дистанции также на пользу русскому кораблю не пошло.

Да, имеем дело с крупным феноменом в Интернете.

Следующая часть главы - оценка действий русской стороны - основана на ложных предпосылках предыдущих разделов статьи. Нет смысла их касаться. Отмечу очередное выпирающее противоречие.

Часть «Артиллерия» Абакус завершает так: «Никакого, как количественного, так и качественного, "подавляющего" или даже "значительного" превосходства в материальной части артиллерии японцы не имели. "Варяг" мог противопоставить "Асама" вполне адекватную силу огня». (Другие корабли отряда адмирала Уриу автор в расчет не принимал и до сих пор не принимает.)

Но «прошло» несколько глав, и сейчас Абакус уверен в обратном и пишет о «сокращение времени огневого контакта с ПРЕВОСХОДЯЩИМ СИЛОЙ ПРОТИВНИКОМ (выделено мной - Тим). Этот же фактор диктует и необходимость постоянного курса».

И «необходимость постоянного курса» была опровергнута только что «математикой», когда писатель «нарисовал» такую зависимость: поворот «сбил японскую пристрелку».

Разбор Абакусом действий «Варяга» после боя можно определить емким техническим термином «пошел вразнос». Возвращение на рейд, затопление корабля - ошибка В. Ф. Руднева:

- русскому крейсеру «достаточно было просто войти в международные воды, оставаясь на фарватере. Туда японцы не стреляли и условия тушения пожара ничем не отличались от рейдовых» (однако факты свидетельствуют об ином: только с приближением «Варяга» к якорному месту неприятель прекратил огонь);

- и затопил экипаж крейсер не в точке «указанной» Абакусом (ну откуда же тогда моряки можно было узнать, как закончится война? подъемом корабля могли заняться и русские специалисты?);

- «планам японцев по использованию Чемульпо, как основной базы снабжения, был бы нанесен ущерб» (а кто поведал русским столь секретные и долговременные планы неприятеля? зачем упрекать людей в том, что они знать не могли?).

Массу откликов вызывает другое громоздкое соображение Абакуса: «Если же, по какой либо причине, Руднев не мог так поступить, то затапливать корабль было вообще не обязательно. Он мог просто пройти дальше по рейду и выброситься на бар, отделяющий внутренний рейд от внешнего. Напомню, что утром, один из японских транспортов, оставшийся на внутреннем рейде, уже не мог вернуться на внешний и остался ждать высокой воды. Сев здесь на мель, “Варяг” получал безопасность эвакуации команды и затруднял дальнейшее пользование внутренним рейдом Чемульпо. Сняли бы его с мели японцы быстрее, чем поднимали, но все же на достаточно длительное время снабжения японских войск через этот порт было бы затруднено. Без всяких взрывов и затруднений для команды. Но Руднев, как нарочно, выбрал наиболее комфортабельный и небеспокойный для японцев вариант - оставил неповрежденный корабль тонуть на небольшой глубине и удобном для пользования порта месте.

Неповрежденный “Варяг” - еще одна серьезная ошибка, даже проступок…».

Как повелось, Абакус вновь «свалился» в самоопровержения. Неповрежденный «Варяг» - это очень плохо. Но «без всяких взрывов» кораблю «выброситься на бар» Абакус «разрешает». Лишь бы «запереть» порт на «достаточно длительное время», хотя «сняли бы его с мели японцы быстрее». Не логике автор следует, а собственным фантазиям, забывая, однако, что в это время был отлив и притопленный у берега корабль поднимать намного легче и быстрее, чем перевернувшийся на рейде. (В последующих абзацах «исследователь» так расписывает трудоемкость работ по подъему «Варяга», что слезы наворачиваются от жалости к измученным японцам.)

Не касается Абакус и судьбы высадившегося на берег экипажа «Варяга». А там ведь уже хозяйничает враг. Сам собой возникает вопрос «что делать?» Однако никаких советов морякам в главе нет.

Дальнейшие доморощенные философствования Абакуса о роли легенд в истории абсолютно не интересны и не заслуживают права быть взятыми «в анализ». Ему и без того есть чем заняться: править и править собственную статью.

Еще один совет: пока не «действовать» словом, не вставать в позу обиженного Абакуса, а дождаться, когда посетит его муза истории Клио, и накрепко заучить слова русского публициста и штабс-капитана Корпуса флотских штурманов М. О. Меньшикова: «Талант, когда не в ударе, молчит: он первый презирает свою случайную пустоту и страшится выносить ее на сцену. Не то - претензия, не то - подделка под талант. Подделка думает, что публика дура, не заметит подделки - стоит ошеломить ее…».

Засим можно считать начатый 24 августа 2002 г. критический анализ статьи о крейсере «Варяг» на сайте «Абакус (войны времен империализма)» завершенным. С чем себя и читателей сердечно поздравляю.

Краткие и неутомительные выводы по главе «Оценка действий сторон»:

1. Автор «не держит» всю обстановку в голове - верный признак некомпетентности.

2. «Варяг» не посрамил российский флаг!

3. Историческая ценность главы - нулевая.

Выводы по статье «Бой у Чемульпо» на сайте «Абакус (войны времен империализма)».

«…Студенты средневековой Франции… придумали, грустя, новое слово, небывалую смесь из латинского слова «петух» и греческого - «знание». Так появилось на свет слово «галиматья» - петушиное знание. По-русски говоря - дребедень…».

Последнее определение естественным образом, в течение долгих месяцев становилось сутью оценки.

Так что же получается? Неужели одни издержки и отвратительный результат? Неужели одиннадцать месяцев растрачено впустую и разбор творчества Абакуса основан на охотничьем азарте?

Вот уж нет!

Главный вопрос «правду пишу или честь мундира защищаю?» давно мной решен: правдивое изложение прошлого - это лучшая защита чести мундира.

Спокойно, без пафоса и нравоучений изложу моменты, которые ценю больше всего:

1. Работа завершена. А наука «принимает» любой итог, если он получен «чисто».

2. Накоплен богатый материал (объем и содержание - полноценная книга), позволяющий глубже понимать события 27 января 1904 года.

3. Крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» - одни из самых прославленных кораблей Русского флота.

4. Наши предки - достойные люди.

Тим


Не сдав ни судна, ни командыНа главную

 

rss
Карта