Разбор главы Абакуса «Шансы сторон» 

– Я забыл больше, чем вы знаете, - услышал как-то. Фраза сразу запомнилась своей крылатостью.
Не трогая Абакуса за количество и качество знаний (тьфу, какая гадость! - поморщится впечатлительный читатель), следует отметить, что он радикально забывает даже ту информацию, автором которой и является. Не злословлю я, а ценю нашего юного тактика исключительно по заслугам. Примеры всегда под рукой.
В главе «Соотношение» зафиксировано следующее: «Таким образом, 5 из 6 японских крейсеров были для «Варяга» его «законной добычей», а «Асаме» он был вполне способен даже «дать бой»(не говоря уже о простом прорыве), коли настала такая необходимость».
Ясно, что ни планов, ни мыслей в голове Абакуса нет. Но требовать этого от него никто и не собирается. Возможности автора давно известны. Просьба к сочинителю намного проще: сам себе не противоречь. Однако начало главы «Шансы сторон» обескураживающее: «Разумеется, Уриу был уверен в своих силах и победе в случае боя. Он нисколько не пытался его избежать и японцы радовались возможности проявить себя в бою при таком благоприятном соотношении сил».
Поскольку все цитаты «выложены» авторской речью, уместен вопрос: так какой же концепции придерживается Абакус? До того он твердил, ссылаясь на японские мемуары, насколько японцы были готовы к войне (даже имели перчатки для заряжания орудий), но вышло, что для боя с «Варягом» все мало.
При всем при том претензия на историю продолжается: «Поэтому Уриу предпочел не ввязываться в решительный бой всеми силами. Он отослал свои мелкие корабли, которые даже случайное попадание могло вывести из строя, в тыл и предпочитал действовать против "Варяга" только броненосным "Асама", наиболее защищенным от вражеского огня. Не сближаться с русскими, чтобы наверняка их утопить, но своими превосходящими силами отступать перед ними, как можно дольше сохраняя дистанцию… Японцы не будут предпринимать каких либо экстраординарных, исключительных мер (типа излишнего форсирования машин, самоубийственных таранных ударов, затопления в узостях фарватера нескольких своих кораблей…».
Момент смены логики автора непредсказуем. Из только что приведенных кусков текста явствует: чтобы не рисковать, неприятель убирает из района «лишние» корабли. А вот Наполеон перед каждым сражением считал, что у него сил недостаточно, почему собирал максимально возможное количество войск. Японский адмирал, получается, намного превзошел признанный военный авторитет тем, что, вступая в противоречие с азами тактики, собирается получить нужный победный результат. «Решительному бою» он предпочел вялотекущую перестрелку? Такой вывод напрашивается сам собой.
И что это за новое слово в тактике? Чтобы запереть «Варяг» на рейде, японцам надо топить свои корабли?
«Следует так же учитывать, что бой в Чемульпо был первым для японцев сражением с непобедимой до того времени "белой расой". Все сражения той войны, за исключением, пожалуй, Цусимского, японцы проводили очень осторожно, всячески избегая риска. А в начале войны тем более». Понимаю: логику Абакуса вновь перекосило. А ближайшая фраза «японцы… просто сделают все возможное (но не более) в сложившейся обстановке» заставляет подумать над очередным авторским софизмом: что может быть «не более всего возможного»?
Итак, у интернет-писателя в заслуживающих внимания идеях большая недостача. И это называется «Мотивация и степень риска»!? Вместо определенного ответа так и не ясны движущие силы, заставившие японцев действовать.

Только с сытой заокеанской улыбочкой можно написать: «Совсем другая мотивация, если принять определение "безнадежного боя", должна была быть у русских. Они должны были прорываться во что бы то ни стало. Применяя любые исключительные средства. Не взирая на эксплуатационные ограничения мирного времени. Риск того, что на форсированном режиме работы одна из трубок Фильда может разорваться и корабль временно потеряет 1/30 своей мощности, несравнимо ниже, чем если он будет потоплен с невредимыми котлами».
Скажу: да, технику в бою эксплуатируют на пределе возможностей. Но не более того. Но выход из строя материальной части по вине команды, тем более, в боевой обстановке - тягчайшее преступление. Абакус уходит в сторону и все сводит к трубкам своего любимого Фильда…
«Мотивация команды "Варяга", спасающей свой крейсер и свои жизни от "верной гибели", должна была значительно превосходить мотивацию команды "Асама", которой столь смертельные опасности не угрожали и уж, конечно, значительно превосходить мотивацию сдаточной команды на ходовых испытаниях».
Несуразность из той же области. Абакус не понимает, что каждая противоборствующая сторона выполняет свою БОЕВУЮ ЗАДАЧУ. И много ли почестей получили офицеры и матросы отряда Уриу, если бы, сохранив свои жизни, упустили «Варяг» и «Кореец»?
«Умные» рассуждения о сдаточной команде - типичный пример ненужной информации. Помнится, мотивированная мотивация мотивов крейсера «Асама» была раньше изложена в более мрачных тонах: «Варяг» был способен дать равноценный бой самому сильному японскому кораблю.
Абакус между тем гнет свое: «Ситуация обязывала, что называется «топить окороками» - использовать абсолютно все ресурсы корабля. Даже те, которые в мирное время или в обычной боевой практике не использовались».
Вывод, сделанный русским флотом по результатам войны с Японией и подтвержденный опытом следующей 1-й мировой, расходится с мнением заштатного историка с чужого континента, но зато соответствует афоризму, принадлежащему французскому маршалу Морицу Саксонскому: «Человек на войне делает лишь то, к чему привык в мирное время».
И про «топку окороками» читали. В известном романе Майн Рида «Квартеронка». Гонка двух пароходов, вовсю насилующих собственные машины, закончилась трагедией для одного: «Сотрясение неслыханной силы сразу же объяснило мне причину катастрофы. Я решил, что у нас взорвались паровые котлы, и не ошибся». Ну а дальше начался хаос, плавно перешедший в панику и закончившийся гибелью десятков пассажиров. Такой вот урок следует Абакусу извлечь из американской литературы.
…Вот и снова детская книжка пригодилась. Эта деталь почему-то особенно мне приятна.
Ну а взрослый, но естественный, вопрос, сколько времени понадобится исправным машинам «Варяга» развить на глубокой воде максимально возможный ход, в голову Абакуса не придет. Не дождусь от него такой сообразительности, ибо вижу: с прошлогоднего форума заклинило автора главы. Ну желает он измучить людей перед боем авральной разгрузкой угольных ям, и никуда экипажу не деться. Подъемные механизмы рассчитаны только на удаление шлака. И будут сотни людей, матерясь, по узким трапам таскать мешки, разрывая их и просыпая уголь, чтобы в полной темноте на верхней палубе уничтожать экологию порта. Скрытно такую работу не сделаешь. Вот вскоре все корабли на рейде будут знать, чем занят «Варяг»: собирается «незаметно» исчезнуть с рейда.
И главное, ради чего? Чтобы свою осадку на полметра уменьшить. Смехота! Абакус «тонко» рассчитал: «Асама» сидит в воде на полтора метра глубже, а если разница между кораблями составит «целых» два метра, то русский крейсер сможет смелее прижиматься ближе к берегу или использовать особо мелководные фарватеры. И на сколько же, спрашивается, можно приближаться к отмелям? Наверное, метров на сто, не больше. Но если учесть рассчитанное ранее приращение осадки «Варяга» в 1,73 метра - следствие задуманного Абакусом движения максимальными ходами, - то и выйдет, что достигнутый выгрузкой угля выигрыш «съеден» без остатка. Короче говоря, кабинетные расчеты к реальным событиям не имеют никакого отношения. Такой план никогда бы не пришел в голову человеку, усвоившему самые начальные сведения в морском деле.
Абакус сам себя довел уже до того состояния, когда бросил стесняться и без малейшего напряжения формулирует новую неприличную фэнтэзи: выдав кочегарам «двойную чарку», можно добиться того, «что скорость крейсера кратковременно могла превышать скорость «Асама» не на 2-3 узла, а еще больше».
А если налить по «тройной», приращение скорости будет еще ощутимее? Ответа не будет, поскольку Абакус вскочил на другого конька - «Организацию», т. е. «подготовку «Варяга» к бою», под которой подразумевается только удаление «лишнего» угля. Этот процесс - настоящая идея фикс заокеанского «историка». Все на словах очень незатейливо выглядит: «При выгрузке, могли быть задействованы все 16 угольных ям одновременнои мешки с углем просто втаскиваются на палубу через горловины и съемные лотки, после чего уголь спихивался за борт. Производительность подачи по лоткам может быть оценена при такой же погрузке, но не с барказов, а непосредственно с пирса и значительно превышала последнюю. Кроме того, для выгрузки могли быть использованы электрические подъемники по удалению шлака с номинальной производительностью 24 тонны в час. Не следует так же забывать, что почти весь сверхноминальный уголь (530 тонн) размещался не в трюме, а в дополнительных выгородках на броневой палубе над ватерлинией, что еще больше упрощало его выгрузку».
На форуме 2001 года и позже Абакуса пытались вразумить в этом плане, приводя конкретные, проверенные практикой русского флота, данные погрузки (рекордные 120 т/час на 2-й эскадре) и выгрузки (10 т/час на «Рюрике») в море. Все видят, что Абакус помнит эти сведения (по форме написания ссылок вижу, что «историк» даже не поменял моей манеры отображения названия, издательства, номеров страниц и пр.; такая вот очень милая деталь), но до сих пор их не понял и продолжает капризничать, рассказывая такую побасёнку: «С весьма умеренными темпами выгрузки за борт около 100 тонн в час, экипаж «Варяга» мог избавиться от излишнего угля за 5-6 часов». Вот так и не иначе. Все проще пареной репы. (Особенно привлекают «умеренные темпы». Значит, «неумеренные темпы» приведут к превышению показателей выгрузки над скоростью приема топлива?)
Физика процесса выгрузки основана на игнорировании законов природы. Как я заметил, у Абакуса «сложно» никогда не бывает. Матросы лихо втаскивают мешки через горловины на палубу. А поскольку все у автора «просто», то скорость движения угля вниз (самотеком) равна скорости ручной подачи тяжелых мешков (а ведь их надо еще лопатами наполнить) с «черным золотом».
Прошел год, а ни одной цифры, ни единого абзаца автор не изменил. Он, не сумев охватить ситуацию в целом, продолжает подробнее «обосновывать» свой вымысел. «Командир» Абакус одновременно готовит (или уже приготовил) машины «Варяга» к походу, а значит, занимается удалением (через те же подъемники шлака) хорошего угля. Надо вычесть из количество людей, участвующих в авральной работе, число кочегаров, занятых выполнением своих непосредственных обязанностей. Еще деталь: на «Варяге» готовы отразить минную атаку, т. е. не все комендоры могут разгружать уголь. И представители других специальностей тоже должны свои заведования приготовить к бою и походу (хотя бы принайтовить все, что может при крене за борт покатиться по палубе, калеча людей). Вот насколько тогда уменьшатся объемы удаляемого угля?
Второе. Расположение угля в бортовых выгородках усложняет его выгрузку, так как специальных механизмов для облегчения работ (тележки, рельсы, подъемники) поблизости нет. Кроме всего, «бортовой защитой корабля служили отсеки угольных ям на броневой палубе и под ее скосами» (Мельников Р. М. Крейсер «Варяг». - Л.: Судостроение, 1975. - С. 111). Именно этого - ухудшения живучести - и добьется Абакус.
Ставлю автору чистую единицу за организаторские способности.

И по времени прорыва Абакус слишком широко мыслит. Вот как он представляет ситуацию: «Другой «организационной» мерой, вполне выполнимой в тех условиях, являлся выбор времени прорыва. Руднев мог предпринять его в отлив.и тогда у «Асама», которая имела гораздо большую осадку (особенно в сочетании с мерами по облегчению «Варяга» перед боем) был ограниченный выбор в маневре среди мелей и более узких проходов…». (Если Абакус предлагает «Варягу» маршрут по какой-нибудь тропе контрабандистов, то на таких сверхмалых глубинах наибольшая скорость тем более недоступна, и бой или прорыв будут происходить на малых ходах, что «знатока» никогда не устраивало.)
Автор сего текста, по-видимому, убежден, что воют обе стороны одними копьями, если «Варягу» очень важно уйти на глубины, недоступные крейсеру «Асама» и соблюдать безопасную дистанцию. (Что такое для артиллерии одна-две сотни метров?..) Но ведь раньше он уже пришел к выводу, что сближаться выгоднее, так как в таком случае русская артиллерия превосходит японскую. Абсурд получается. Зачем же тогда с углем «сражаться»? Сблизился с неприятелем, побил его снарядами - и ходи до Порт-Артура.
(А ниже, в подразделе «Тактика», Абакус пишет: «Варяг» был более заинтересован и в обострении, сокращении дистанции боя. Ему было нечего терять. А японцам было что. В таких условиях, более высокая скорость русского крейсера позволяла угрожать торпедным или даже таранным ударом по «Асама» в случае, если прорыв будет невозможен. В сочетании с возрастающим преимуществом артиллерии «Варяга» при сокращении дистанции, это делало для японцев ближний бой особенно невыгодным…».)
…Еще на тему мелководья. Вопрос: когда был отлив? Отвечаю: перед ночной выгрузкой войск. Ближайший отлив - дневной. (Когда и произошел знаменитый бой.) Вот и выходит, что любое движение «Варяга» будет сразу замечено японцами и своевременно пресечено. Уходить позже нельзя: атака тогда будет на рейде Чемульпо. Повторяюсь: даже командиры иностранных стационеров это поняли, почему приготовили свои корабли к съемке с якорей.
Планы Абакуса весьма гибки: он согласен, чтобы «Варяг» покинул рейд в полную воду. Такой вариант возможен по времени только ночью. Таким образом, неразбериха с углем (кочегарам ведь нужно удалять шлак) будет еще нагляднее, а боцмана вскоре прекратят нецензурно ругаться - они будут спокойно разговаривать …матом.
(Про прямое указание командования капитану 1 ранга В. Ф. Рудневу не покидать Чемульпо без разрешения было сказано раньше. Так как за «Варягом», естественно наблюдали, то малейшая попытка дать ход привела бы к атаке со стороны японцев. Если провокация против «Корейца» была днем, то ночью попробуй найди виноватого. Адмирал Уриу заявит, что «Варяг» начал боевое маневрирование, а японцы только защищались. Нелишне напомнить результат визита к старшему на рейду: капитан 1 ранга Бэйли взял на себя ответственность за «поведение» кораблей «интернациональной эскадры»; а маневрирующий затемненный «Варяг» - это действительно подозрительные действия.)
Все, материала достаточно, чтобы сделать промежуточный выводы:
- наш «историк» не соображает не только в критические минуты, но и в спокойные дни;
- ставлю единицу и оставляю Абакуса на третий год.

А вот как автор главы видит артиллерийский бой: «Говорить о каком либо прицельном огне с дистанций более 40 кабельтов не имеет смысла. 8-6 дюймовые японские орудия, управляемые неопытными и не самыми лучшими канонирами попасть с таких дистанций могли лишь случайно. Если бы японцы двигались перпендикулярно русскому курсу или стояли на месте, то дальность с 30 кабельтов до 15 кабельтов, «Варяг», имея скорость 4 каб/мин (24 узла), сократил бы за 4 минуты. Еще меньшее время потребовалось бы для этого если бы курсы были встречные. Поэтому, наиболее выгодным маневром для «Асама» было отступление на полном ходу с дистанции начала артиллерийской стрельбы… Фактически это означало, что именно русские диктовали дистанцию боя - будут буквально гнать японцев перед собой к выходу из бухты… Но дело в том, что корабли не просто двигались, а двигались к выходу…».
Возражение № 1: бой начался именно с дистанций 40-50 кабельтовых и очень скоро японцы добились попадания, которое не было случайным, так как задача встречи снаряда с целью была ими настолько правильно решена, что «…стал наш бесстрашный и гордый «Варяг» подобен кромешному аду…».
Возражение № 2: комендоры «Варяга» также боевого опыта не имели.
Возражение № 3: зачем гадать о встречных курсах, если таковых в основной фазе боя не было совсем?
Возражение № 4: «Асама» (да и любой другой неприятельский крейсер) ни разу за все время на полном ходу не отступал, что говорит о некомпетентности автора фразы или адмирала Уриу, не послушавшего умных советов Абакуса. Who is who из названных тактиков, понять нетрудно.
Возражение № 5: дистанцию боя 27 января 1904 г. диктовали только японцы.
Возражение № 6: по направлению к морю двигались только русские корабли, а японские скорее пересекали курс «Варяга», чтобы была возможна стрельба всеми орудиями левого борта.

«Навигацию» боя Абакус навязывает читателю прямо в полугениальном виде: «Тот самый «бой в узостях фарватера» мог проходить только на участке не более 4 миль ( участок приблизительно в 40 кабельтов от острова Фальми до траверса острова Ричи, где и разместились японские корабли ). Именно на этом промежутке, который «Варяг» на максимальном ходу мог пройти всего за 10 минут, японцами надо было добиться настолько серьезных повреждений противника, чтобы его скорость существенно уменьшилась. Дальше проход разветвляется и у «Варяга» появляется выбор по какому из минимум 3-х фарватеров уходить. Более того, если бы «Асама» преследовала «Варяг» то японцы определяли куда именно пойдет русский корабль. Но «Асама» шла первой и первой входила в один из проливов. Если бы, к примеру, японцы отходили главным, Восточным каналом, то «Варяг», очевидно, выбирал любой другой: Западный или канал Летучей Рыбы. Все! Японцы уже не успевали вернуться…».
Да взглянуть на карту всего лишь надо! Ни по каким другим фарватерам японцы идти не собирались, потому что они уже перекрыли единственный выход с рейда, где и били из орудий по «Варягу».

Невозможно не заметить и другой абсурдное утверждение про крейсер «Варяг»: «Остановить… его можно было только самоубийственными атаками, что японцев совсем не прельщало».
Следовательно, упустить русский корабль более прельщало неприятеля?

Еще одна подмеченная несуразность о машинах «Варяга»: «…назад, на свою стоянку, он вернулся даже с большей скоростью, чем шел на прорыв». Опыт эксплуатации всех механических установок говорит об одном: перед постановкой на якорь корабль должен постепенно уменьшать ход, чтобы машины остыли; на эту техническую операцию требуется время (10-20 минут), поэтому полным ходом подходить к точке отдачи якоря «Варяг» не мог.

Другая фразочка из этой серии: «Реально «Асама» могла держать противника только на острых комовых курсовых углах более 13 румбов, где использовать только 2 - 8 дм кормовой башни и 2 - 6 дм кормовых бортовых орудий».
На «Варяге» при погоне-догоне тоже не все орудия могли стрелять - только носовые. Так что преимущества в пушках над японцами не было никакого.

Сказочные картины рисует Абакус в другом месте главы: «…В реальности японцы добились большинства попаданий в идеальных для себя условиях. Варяг был практически неподвижен, пытаясь отойти от мелей у o. Иодолми. Японцы, обладая преимуществом в скорости, подошли на оптимальную для себя дистанцию стрельбы. Цель была на постоянной дальности и курсовом угле. Совсем иная картина была бы при рывке русского крейсера на полной скорости. Если бы «Варяг» шeл до конца в прорыве и развил при этом максимальную скорость, то процент попаданий японцев был бы существенно меньше. Скорость сама по себе случит защитным фактором, снижающим вероятность поражения…».
Так значит, зафиксированное всеми наблюдателями сокращение дистанции при проходе «Варягом» острова Иодольми - это для японцев оптимальная дистанция стрельбы. Раньше Абакус другое вещал: русская артиллерия получает в таких условиях преимущество.
При движении «Варяга» полным ходом процент попаданий нисколько бы не уменьшился, в связи с тем, что по выходящему с рейда кораблю неприятель стрелял полным числом орудий левого борта. Вот при небольших скоростях, когда головной крейсер «Асама» вынужден поворачивать вправо, чтобы не оказаться на берегу, то носовая башня временно прекращает вести огонь.
Скорость сама по себе не может быть средством от всех напастей в узкости потому, что:
- «Варяг» не может совершить противоартиллерийский маневр изменением курса;
- при стрельбе на первый план выходит знание курсового угла цели (т. е. курса), а так как направление фарватера было ни для кого секретом, то японцы вычислили этот параметр с достаточной точностью.
Обобщая, можно заключить: скорость только в сочетании с маневром способствуют промаху.

Примеры для «обозначения» собственной правоты в «использовании» одной скорости Абакус привел не слишком верные:
- в бою 27 января на рейде Порт-Артура крейсер «Новик» получил попадание ниже ватерлинии. Хотя крейсер остался на плаву, но его как можно скорее ввели в док. До ближайшей русской базы, расположенной от Чемульпо в нескольких сотнях миль, «Варяг» мог и не дойти;
- в вечернюю фазу боя 28 июля 1904 г. броненосец «Ретвизан» японцы не могли попасть еще и потому, что были основательно побиты ранее русскими снарядами, но, кроме этого, добились «попадания» в командира корабля, и после этого русский броненосец повернул на обратный курс, не завершив свой смелый маневр;
- не буду говорить худого, но Абакус верно подметил, что «в том же бою крейсеры «Аскольд» прорвал неприятельскую линию. Однако событие автором главы не понято: русский корабль получил настолько серьезные повреждения, что вскоре вынужден был разоружиться в иностранном порту и боевую задачу - достижение Владивостока - не выполнил.

Ну а на дальнейшем легком военно-морской бреде Абакуса про «технические возможности, которые имел «Варяг», можно и не акцентировать внимания в силу их полной бессмысленности и малозначительности.

Зато, переходя к обоснованию намерений сторон, автор главы бьет все рекорды невменяемости: «Следует так же отвергнуть те варианты планы, для которых противникам необходимо было бы пользоваться интегральным исчислением, компьютерным моделированием, рядами Коши, яркостью квазаров и прочими фантастическими методами... Но, повторюсь, если были какие-то замыслы и они воплотились в реальные действия (по крайней мере до того момента, когда противник мог помешать их выполнению), то наиболее вероятным является следуещее…
Действия русских напоминали бегущую атаку по центру в футболе. Японцы, скорее всего разместятся в линию у o. Иодолми, как пробкой закрыв выход из наиболее узкой части фарватера. Тяжелая артиллерия "Корейца", идущего впереди, должна была, подобно центру, пробыть брешь, отогнать японцев. Выполнив первую задачу, русские "бросятся врассыпную", растягивая и разделяя силы японцев. "Кореец" свернет налево и на полной скорости пойдет на юг, пытаясь прорваться вдоль южного края Восточного канала или даже в залив Императрицы, куда большие крейсера японцев не смогут пройти. "Варяг" же устремиться прямо вперед, в образовавшийся разрыв обороны, проходя впритык к o. Иодолми (который прикроет его правый борт)и дальше - вдоль северного края Восточного прохода или, в зависимости от обстановки, проливом Летучей Рыбы, прямо к открытому морю, легко переиграв лайнбекеров и вторую линию - японские легкие крейсера. Тачдаун!..
Замысел Уриу, если опять использовать спортивные аналогии, напоминал охоту "с подставами". Не имея возможности долго преследовать такую быструю "дичь"', он заранее расставил свой силы тремя группами, стремясь как можно больше растянуть линю пути, где "Варяг" будет обстреливаться. Сначала, когда русские пройдут траверс о.Иодолми, их должна встретить "Асама" - наиболее сильный японский корабль против "свежего" противника. По мере того, как "Варяг" будет догонять "Асама", дистанция будет сокращаться с примерно 30 каб до 20 каб. Дальнейшее сокращение дистанции невыгодно для японцев, так как эффективность русской стрельбы возрастает, а японская броня уже не дает надежной защиты. Это дает японцам только около 10 минут огневого контакта. 3 группы теоретически позволяют увеличить время боя до 30 минут. "Асама" уходит в сторону и в действие вступает вторая "подстава" - "Нанива", "Чиода"и "Ниитака". Они так же "сопровождают" "Варяг", (который, вероятно, после схватки с "Асама", будет иметь повреждения) огнем до сокращения дистанции до опасной. Затем отворачивают и в дело вступает третья подстава - "Такачихо"и "Акаси". На них, конечно, надежды мало, но - все таки шанс».
Понимаю - злоупотребил цитированием Абакуса. Но не по своей воле, а вынужденно: приведенные выдержки - кульминация рассуждений сочинителя.
Недоумения вызывает ряд позиций приведенных «русских» планов.
Во-первых, «Кореец» выходил с рейда первым, но затем корабли поменялись местами. Ставить на направление главного удара слабо бронированную небольшую канонерскую лодку - грубый тактический промах. Даже в игровых видах спорта «прорыватели неприятельской линии» - это наиболее массивные игроки.
Во-вторых, это в главе первое упоминание о канонерской лодке. Столько было говорено-переговорено о «Варяге», а интрига оказалась в другом: Абакус главную роль отводит именно «Корейцу», который должен будет пробить брешь и отогнать японцев.
В-третьих, «Варяг», развив (по-абакусу) ход в 24 узла, чтобы сблизиться с врагом, все равно будет позади канонерской лодки, имеющей скоростной предел в 14 узлов!
В-четвертых, если японцы уже отогнаны, то зачем разбегаться в разные стороны?
Не менее странно изображен неприятель.
Во-первых, первая фаза боя исключает какое-либо преследование одной стороной другую, потому что «Варяг» и «Кореец» только сближались с отрядом адмирала Уриу.
Во-вторых, на крейсере «Асама» не ждали, пока «Варяг» пройдет остров Иодольми, а открыли огонь до того.
В-третьих, «рассчитанное» Абакусом преимущество в скорости «Варяга» над крейсером «Асама» не превышает двух-трех узлов. Это дает скорость сближения полкабельтова в минуту. Поскольку в тексте есть фраза, что сокращение дистанции невыгодно для японцев, то можно предположить, что «Асама», удерживая русский крейсер по корме, «пыхтит» всеми машинами вперед. Тогда почему уменьшение дистанции «примерно» с 30-ти до 20-ти кабельтовых произойдет не за двадцать минут, а только за десять?
В-четвертых, отчего «3 группы теоретически позволяют увеличить время боя до 30 минут»? Я понимаю, Абакус 10 умножил на три. Но ведь скоростные качества других японских крейсеров скромнее, чем у «Асамы». Тогда получается, что пока «Асама» «гонится» от «Варяга», оставшиеся неприятельские крейсера отстанут еще раньше и график стрельбы, который назначил им Абакус, будет сорван? А если «Варяг» уже поврежден, то крейсеру «Асама» нет нужды уходить в сторону.
В-пятых. Чтобы соблюсти логику «охоты с подставами», японцам следует поменять очередность ввода в бой своих крейсеров: когда неприятель занял позицию впереди «Варяга», стрельбу начинают менее быстроходные корабли, которые с уменьшением дистанции уходят в сторону и передают «скоростную эстафету» впередиидущим, а все вместе ставят русские корабли в два огня. Тогда общее время огневого контакта можно увеличить.
Итоги: вот что такое «история в складчину»: план противоречит здравому смыслу и расчетам, но исполнители должны одержать победу.

Ну а на терминологию Абакус никогда внимания не обращал. Это вошло в его плоть и кровь и стало визитной карточкой произведения. Совсем свежий образчик: «растянуть линю пути».
Как можно среагировать? Только посмеяться осталось.

Все. Автор на этом обрывает повествование о шансах сторон. Наверное, забыл, бедняжка, о чем глава. Памяти не хватило.

…А напрасно Абакус отвергает науку! Вот он мусолит разную звучную премудрость, как «мотивация и степень риска», «тактические и организационные факторы», «тактика». (Правда, с «лайнбекерами» и «тачдаунами» автор переборщил. Неужели бейсболка так сильно сдавила голову, что лобик совсем усох?) Но как использовать чужие знания, не ведает. Ходит лишь вокруг да около и воображение свое тешит.
А меня вновь потянуло на высокое. Конечно, яркости квазаров касаться не буду, но применить метод «Дельфи с комиссией» могу с успехом.
Достаю одну брошюру, автором которой является Заместитель главного конструктора - мой идейный вдохновитель в этом вопросе.
«Расчет…интересен сам по себе и поэтому приводится полностью в контексте, не прерывая начатые рассуждения.
Для этого следует произвести сравнение всех критериев между собой последовательно парами на «весах».
Если один критерий по своей значимости («весу») больше другого, то ему приписывают значение «+1», если меньше, - то «-1», если они равны - «0». Чтобы избавиться от отрицательных значений для удобства вычислений, к этим значениям прибавляют единицу. Тогда:
если А > Б, то А = +2;
А < Б, то А = 0;
А = Б, то А = Б = +1…».
Вполне достаточно, чтобы приступить к работе.
Тема исследования: «Крейсер «Варяг» прорывается из Чемульпо».
Большинство выбранных критериев уже на слуху с самого начала статьи. Итак, к расчету принимаются пять критериев: «Живучесть», «Артиллерия», «Мины» (Абакус игнорировал это оружие), «Скорость» и «Навигационная опасность». В таблице критерии следуют в том же порядке.
Заранее устанавливаю, что «Мины» использоваться будут в самом неблагоприятном случае, когда «Варяг» сблизится на минимальную дистанцию, хотя выход в точку залпа без преобладания в скорости над противником, невозможно.
«Затем составляется квадратная матрица с перечислением по горизонтали и вертикали всех рассматриваемых критериев. Теперь, сравнивая парами последовательно все «горизонтальные» критерии с «вертикальными», заполним ее…».
«Взвешиваю» их попарно. Заполняю первую строку матрицы:
1. «Живучесть» или «Артиллерия»? Думаю, что если неприятель имеет численное преимущество, то при прорыве линии «Живучесть» важнее «Артиллерии». Главное «терпеть» удары противника, чем стараться его поразить. Задача одна: выйти в открытое море, а не уничтожать врага. Итак, «Живучести» ставлю два балла.
2. «Живучесть» или «Мины»? По аналогии с предыдущим вопросом, первый показатель получает высший балл.
3. «Живучесть» или «Скорость»? Мелководье влияет на «Скорость», но не на «Живучесть». К тому же, «Варяг» не может ходить в таких условиях полными ходами. Значит, опять «Живучесть» получает два балла.
4. «Живучесть» или «Навигационная опасность»? «Живучесть» напрямую зависит от того, как корабль преодолеет навигационную опасность (отмель, сильное течение, плавающий предмет и пр.). «Живучесть» получает ноль баллов.
Вторая строка матрицы:
1. «Артиллерия» или «Живучесть»? Учитывая результаты заполнения первой строки, «Артиллерия» равна нулю баллов.
2. «Артиллерия» и «Мины» неравноценны по условию «задачи», то есть первый критерий получает два балла.
3. «Артиллерия» или «Скорость»? «Артиллерия» важнее «Скорости» (тем более, мелководье), а значит, получает два балла.
4. «Артиллерия» или «Навигационная опасность»? Решаю просто: стреляющий корабль, идущий на берег, неизбежно отвернет в сторону. Получается, первая величина менее важна. Даю ей ноль баллов.
Третья строка матрицы:
1. «Мины» или «Живучесть»? Учитывая предыдущие ответы, ставлю «Живучести» два балла.
2. «Мины» или «Артиллерия»? «Мины» получают ноль баллов.
3. «Мины» или «Скорость»? Не обладая нужной скоростью (бой идет днем, поэтому тему скрытности не затрагиваю), тяжело или невозможно выйти в минную атаку. Поэтому на пересечении строки «Мины» с колонкой «Скорость» пишу цифру два.
4. «Мины» или «Навигационная опасность»? Любой корабль свернет с боевого курса, встретив препятствие. Итого: «Минам» ставлю ноль баллов.
Четвертая строка матрицы:
1. «Скорость» или «Живучесть»? Ответ известен: «Скорости» ставлю ноль.
2. «Скорость» или «Артиллерия»? Это пройденный этап рассуждений: «Скорость» получает второй ноль.
3. «Скорость» или «Мины»? «Скорость» уже получает два балла.
4. «Скорость» или «Навигационная опасность»? Конечно, «Скорость» опять «добилась» нуля.
Пятая строка матрицы заполняется еще быстрее:
1. 2. 3. 4. «Навигационная опасность» или «Живучесть»? или «Артиллерия»? или «Мины»? или «Скорость»? Во всех случаях «Навигационная опасность» получает самый высокий балл - два.
Естественно, что в местах пересечения «Живучести» с «Живучестью», «Артиллерии» с «Артиллерией», «Мин» с «Минами», «Скорости» со «Скоростью», «Навигационной опасности» с «Навигационной опасностью» надо писать цифру один.
«…Проверка правильности заполнения матрицы: сумма оценок всех критериев должна быть равна квадрату ранга матрицы (в нашем случае 25).
Суммирую веса каждого критерия:
- «Живучесть» получила семь баллов (2-е место, 28 %);
- «Артиллерия» получила четыре балла (3-е место, 20 %);
- «Мины» получили один балл (5-е место, 4 %);
- «Скорость» получила три балла (4-е место, 12 %);
- «Навигационная опасность» получила девять баллов (1-е место, 36 %).
Таким образом, можно «оцифровать» мое видение боя, неоднократно высказанное ранее:
1. «Варягу» следует держаться вдали от противника, чтобы получить как можно меньше «ударов», стараясь воспользоваться какой-либо ошибкой адмирала Уриу.
2. Забота о сохранении возможно дольше живучести корабля превалирует над стремлением нанести японским крейсерам хороший артиллерийский удар.
3. Скорость «Варяга» должна обеспечивать надежную управляемость - не больше. Никаких рекордов не пытаться ставить (мелководье, технические проблемы).
4. Авария, вызванная навигационной ошибкой, недопустима.
5. Применять минное оружие следует при неблагоприятном развитии хода боя, когда дистанция сократится настолько, что корабль окажется в позиции залпа.
6. Канонерская лодка «Кореец» должна править в кильватер «Варягу», иначе ее быстро выведут из строя, что придаст неприятелю огромные моральные силы.

Изучив ход рассуждений Абакуса, составляю такую же матрицу для его главы «Шансы сторон». При этом принимаю, что «Мины» - самый гонимый критерий у автора, «Артиллерия» равна «Скорости», а в про великолепную «Живучесть» крейсера американской постройки Абакус всем уши прожужжал. Зато «Навигационную опасность» он не особенно всерьез принимает.
Заполненная матрица имеет несколько другой вид, чем предыдущая:
- «Живучесть» получает восемь баллов (1-е место, 32 %);
- «Артиллерия» получает шесть баллов (2-е место, 24 %);
- «Мины» получают один балл (5-е место, 4 %);
- «Скорость» получает пять баллов (3-4-е места, 20 %);
- «Навигационная опасность» получает также пять баллов (3-4-е места, 20 %).
Словесное описание версии Абакуса будет таким:
1. В живучести корабля американской постройки сочинитель главы ничуть не сомневается (процент этого критерия выше моего).
2. Скорость «Варяга» равнозначна понятию «Навигационная опасность». Это неверно с морской точки зрения (командир обязан назначать скорость движения, сообразуясь с обстановкой).
3. Критерий «Артиллерия» весомее, чем в моей (первой) матрице, что подразумевает большие надежды на данный вид оружия.
4. Применение мин возможно только теоретически, так как этот критерий автор не рассматривал столь подробно, как другие.
5. «Кореец» должен идти первым, а так как он срубил стеньги, то японцы, определяя расстояние призмами Люжоля, будут давать перелеты, которые будут ложиться вблизи «Варяга».

Теоретические рассуждения - мои и Абакуса - проверим, как пишет оппонент В. Ф. Руднева, «реалиями боя», когда скорости нет, а живучесть крейсера была быстрее исчерпана, чем артиллерийский ресурс. Навигационная обстановка превалировала над всем («Варяг» следовал по фарватеру и был вынужден вблизи неприятеля дать задних ход, чтобы «разойтись» с островом Иодольми). Мины не использовались («Варяг», не обладая необходимой скоростью, не мог выйти в точку залпа). Порядок записи критериев, естественно, не изменился:
- первая строка «Живучесть» – 1, 0, 2, 2, 0 (всего пять баллов, 3-е место, 20 %);
- вторая строка «Артиллерия» – 2, 1, 2, 2, 0 (всего семь баллов, 2-е место, 28 %);
- третья строка «Мины» – 0, 0, 1, 0, 0 (всего один балл, 5-е место, 4 %);
- четвертая строка «Скорость» – 0, 0, 2, 1, 0 (всего три баллов, 4-е место, 12 %);
- пятая строка «Навигационная опасность» – 2, 2, 2, 2, 1 (всего девять баллов, 1-е место, 36 %).

Неизбежно возникает вопрос: что такое сбалансированный бой?
Скорее всего, когда каждая его составляющая (участник боя, а в моем случае - критерий) должна нести равномерную нагрузку. (Было ли так, есть или будет когда-нибудь не разбираю.) Учитывая навигационные особенности района, превосходство противника в силах, выгодную позицию у японцев, вероятнее всего равных критериев нельзя ожидать.
Теперь сравню все результаты.
По «Минам», «Скорости» и «Навигационной опасности» фактический бой полностью совпадает с моими предположениями. Это не мудрено: как уже понятно, море я видел.
Численные значения «Живучести» и «Артиллерии» поменялись местами, что также не вызывает удивления: комендоры «Варяга» вынесли основную тяжесть боя. Если бы русский крейсер обладал соответствующей моменту живучестью, то исход был бы другим. Примеры: выход из строя рулевого управления, открыто расположенных дальномерных станций и палубных артиллерийских установок, пробоины ниже ватерлинии, которые привели к распространению воды по кораблю.
Зато Абакус нет дал ни одного совпадения критериев ни по числам, ни по значимости (кроме «Мин»)!
С «Живучестью», «Скоростью», «Навигационной опасностью» у него полный провал. Вот только выведенное значение «Артиллерии» немного спасает, хотя Абакус перед боем поругал комендоров «Варяга», но автор главы и не ожидает, что его восторгов в адрес русской артиллерии не хватило для успеха 27 января.

Теперь логично предположить, «историк» не владеет вопросом, о котором ведет речь.

Ожидаю упреков, что развел я в Сети личностные оценки. И «причина» есть: «Дельфи с комиссией» - это, безусловно, объективно-субъективный метод.
Но, во-первых, все критерии получили не только числовые значения, но и последовательность (т. е. определенные места). А значит, можно баллы и проценты «обрабатывать» математикой. (Абакус не достиг и этого уровня - только словоблудил и словоблудил.)
Во-вторых, на основании таких же подходов происходит оценка ученика учителем, фигуриста - судьей, музыканта - членом конкурсной комиссии. И лучше баллов, выстроенных в ряд, пока ничего не придумано.
В-третьих, если такой же метод оценки применит другой «объективно-субъективный судья», то, возможно, числа буду другими, но не места учеников, фигуристов, музыкантов. Лучший ВСЕГДА будет первым. (Кстати, свежейшие сведения из столичного образования: точно так говорили 25 декабря на лекции в институте Искусств.) И чем выше профессионализм «оценщика», тем точнее оценка.

Итак, я в очередной раз возлюбил математику, в результате чего испытал прямо противоположные чувства к Абакусу.
Не буду больше искать перлы в его труде, а завершу рассуждения о ценностях главы «Шансы сторон». Перед этим немного «посовещаюсь» с классиками:
1. «Лживый историк должен быть судим так же, как фальшивомонетчик» (М. Сервантес).
2. «Истина ничуть не страдает от того, что кто-то ее не признает» (Ф. Шиллер).
3. Академик А. Н. Крылов любил повторять слова ученого Гексли, что математика подобно жернову: как нельзя из плохого зерна получить хорошей муки, так из неверных предпосылок нельзя вычислениями прийти к правильному результату.
4. «Образование - это то, что остается у человека, когда все выученное забыто» (Д. Гранин).

Вот только после такого «суда присяжных» выношу вердикт:
1. Тема не раскрыта.
2. Историческая ценность главы - нулевая.


АртиллерияНачало боя

 

rss
Карта