Разбор главы Абакуса «Начало боя» 

Активировав кнопку «Начало боя», первым делом подмечаю, что состояние Абакуса стабильно: раскрывшаяся страница имеет иное название - «Начальная фаза (11:20 - 12:05)». Если с точки зрения медицины заключение можно считать положительным, то для претендента на звание исследователя - это своеобразный приговор. Вместо того чтобы радовать посетителей все возрастающим и возрастающим уровнем подачи материала, автор не в самой сложной ситуации (которая к тому же и полностью от него зависит) умудряется ошибиться - забыл, как именует свое произведение.
Такая мелочь настраивает на соответствующий лад. Поиск ближайшей несуразности не занял много времени потому, что в прологе главы прочитал: «11:10 . "Варяг" поднимает якорь. Хотя на подьем его с 10-саженной глубины должно уйти не более 1.5 минуты, крейсер начал двигаться только в 11:20».
В свое время информация о глубинах на рейде Чемульпо была взята под контроль. Так неужели виртуальный историк думает, что создал безупречное предложение, «работающее» на его версию? Смею заверить - это не так.
Несколько недель назад, когда происходил поиск мудрости в разделе «Место боя», я напомнил, что Абакус «в первом «издании» статьи, в главе «Реконструкция боя» засвидетельствовал: «11:10. "Варяг" поднимает якорь. На подьем его с 10-метровой глубины ушло 1.5 минуты…». То есть страстный хулитель В. Ф. Руднева и всепрощенец собственных ошибок молча заменил метры на сажени. Таким образом, глубина в Чемульпо существенно изменилась: с 10 первоначальных до 18 «скорректированных» метров. Обычному человеку тяжело спутать единицы измерения. Автор главы и в этом преуспел. Помнится, год назад он шиковал в русскоязычном Интернете словом «фатом» (англ. fathom - морская сажень), но, как оказалось, только дурил. Поэтому очень хотелось бы знать, откуда появились 10 саженей и как долго они продержатся в тексте? Вопрос не праздный: речь идет о глубине якорного места «Варяга», что даст в итоге запас воды под килем крейсера, а значит, и предельное значение скорости, которое можно достичь.
Второй веселый момент. Абакус предполагает, что на этот раз он уж точно заимел глубину фарватера, необходимую для развития самого полного хода.
Вовсе нет. Преждевременно думать так. Несколько выписок на старую тему:
1. «Варяг»… погрузился в воду на глубину десяти сажен во время отлива* (*Во время прилива глубина доходит до 15 сажен)». Цитата - из книги В. Ф. Руднева «Бой «Варяга» у Чемульпо 27 января 1904 года (Морские сражения русского флота: Воспоминания, дневники, письма. - М.: Военное издательство, 1994. - С. 504).
2. «Чемульпо - залив… более мили в ширину и образует прекрасную якорную стоянку при глубине от 5 до 9 сажен» (Энциклопедический словарь. - СПБ: типография акционерного общества Брокгауз-Ефрон, 1903. - Т. XXXVIII. - С. 497).
3. «…На внешнем рейде… глубина от 4 до 9 сажен» (Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи (в 1904-1905 гг.). - СПБ: типография Морского министерства, 1909. Т. 1. - С.34).
Отмечу, что указанная в книге В. Ф. Руднева разница глубин между отливами и приливами 5 саженей (9,2 м) соответствует истинным значениям. Теперь, совмещая сведения, почерпнутые из новой редакции статьи Абакуса, и приведенные командиром крейсера «Варяг», можно заключить, что русский крейсер снимался с якоря в самый пик отлива, а то и ближе к его концу.
Глубина первого колена фарватера равна 5-6 саженям (на карте всегда нанесен минимум глубин). Откуда следует, что во время боя уровень моря в районе маневрирования «Варяга» достигал 6 саженей. Следовательно, крейсер развить скорость более 20 узлов не может, и все рассуждения Абакуса на этот счет ложны, как всегда.
Возражаю сам себе. В своем рапорте Управляющему Морским министерством) В. Ф. Руднев пишет, что возвратившийся на рейд Чемульпо «Варяг» стал на якорь на прежнем месте (Русско-японская война 1904-1905 гг. Действия флота. Документы. - СПБ: типография Морского министерства, 1911. - Отдел III. - Выпуск 1. - С. 172). Вопрос: но если глубина места в момент съемки с якоря была 10 саженей (или 18,3 м) тогда, принимая во внимание ширину «Варяга» 16 метров (8,7 саженей), как получилось, что корпус крейсера, лежащего на грунте левым бортом, частично обнажается во время отлива? Значит, фактическая глубина места меньше, а 10 саженей - это промежуточное значение при отливе, что позволяет, в свою очередь, утверждать другое: глубина на фарватере была более 6 саженей, и Абакус может отметать все возражения о мелководье, мешающему русскому крейсеру развить наибольший ход.
Отвечаю на свой вопрос. Нет никаких оснований предполагать, что «Варяг» отдал якорь в месте, откуда три четверти часа назад ушел, так как любой корабль выполняет этот маневр с известной ошибкой, на которую влияют точность определения места (т. е. насколько верно штурманский офицер вывел корабль в точку), слаженность действия баковой группы и главного командного пункта (т. е. как быстро была исполнена команда «Отдать якорь!») и скорости выполнения механиками всех распоряжений командира.
Практическое пособие для штурманов «Кораблевождение» позволяет прояснить первую составляющую маневра - оценить среднюю квадратическую ошибку определения места корабля по магнитному компасу (Кораблевождение. - Министерство обороны Союза ССР. Главное управление навигации и океанографии. - 1972. - С. 477, 500). Взглянув на карту рейда, допускаю, что определение места производилось по двум пеленгам, разница между ними 90 градусов (при уменьшении угла до 30 градусов ошибки возрастают в два раза), расстояние до ориентиров 2 мили, средняя квадратическая ошибка измерения компасного пеленга 0,8 град., а средние квадратические ошибки учтенных величин магнитного склонения и девиации магнитного компаса близки к 0,75 каждая.
Тогда ответ задачи, решенной аналитически, таков: 131 м. Эта средняя квадратическая ошибка есть радиус круга, в пределах которого с вероятностью 0,683 находится обсервованное место корабля. Из чего следует, что при самых обычных условиях «точка» отдачи якоря представляет из себя круг диаметром 262 м.
Теперь, раскрывая вторую составляющую, необходимо наложить на маневр реальные события: выход из строя рулевого управления, большие повреждения по корпусу, крен на левый борт (не способствующий также и точности пеленгования), убыль личного состава.
«Один из первых японских снарядов, попавших в крейсер «Варяг», разрушил правое крыло переднего мостика, произвел пожар в штурманской рубке…», - записано в труде военных историков («Русско-японская война 1904-1905 гг. Работа исторической комиссии по описанию действий флота в войну 1904-1905 гг. при Морском Генеральном Штабе. - СПБ: типография В. Д. Смирнова, 1912. - Книга 1-я. - С. 306). Очень важные сведения: в районе мостика расположены магнитные компасы, посредством которых штурман определяет место корабля. Помимо прочего, сильные сотрясения «Варяга», вызванные взрывами снарядов, изменяют магнитное поле корабля и вообще вредно влияют на компасы. Эти негативные факторы приводят к росту ошибок пеленгования. Нет никаких сомнений: выход в точку якорной стоянки предельно сложен, так как компасы требуют проверки, а штурманские карты, документы повреждены или уничтожены пожаром.
Теперь смело скажу, что диаметр круга стоянки имеет тенденцию к увеличению.
Возможно, постановка на якорь происходила, когда командир корабля и штурман оценивали места своего и других кораблей, береговых ориентиров на глазок. Размышляя в таком направлении, можно отметить, что в момент ухода «Варяга» был отлив, значит, другие корабли не только развернуло носом против течения реки, но вдобавок они стояли с натянутыми якорными цепями. По возвращению крейсера, как было отмечено, иностранные стационеры были готовы покинуть рейд, т. е. могли выполнить все предварительные мероприятия в полном объеме (вплоть до выбора цепи до разумных пределов, чтобы сократить время съемки).
Когда «Варяг» вновь стал на якорь, отлив прекратился (или был близок к окончанию). Естественное изменение положения иностранных стационеров внесло неизбежную ошибку в расчеты.
Затем начался прилив, сила которого соизмерима с течением реки Хан. Корабли и суда на внешнем рейде могло вновь развернуть - носом к морю. Радиус циркуляции на якоре слагается из длины «Варяга» (130 м) и горизонтальной проекции якорной цепи. Согласно хорошей морской практики на клюзе должно быть 60 метров. Тогда держащая сила больше, чем в случае, когда Абакус старательно «воткнул» якорь в грунт и оставил его в перпендикулярном положении.
Такой пассивный «маневр» мог приблизить «Варяг» к малым глубинам еще метров на 185 метров. Вот почему первое - категорическое - утверждение про съемку с якоря («…на подьем его с 10-метровой глубины ушло 1.5 минуты…») и более осторожное выражение сейчас («на подьем его с 10-саженной глубины должно уйти не более 1.5 минуты…») все одно вызывают смех: автор главы уж слишком примитивно представляет механизм съемки с якоря. По его словам, все сводится к одному подъему якоря. На деле якорь с 60 метрами цепи ВЫБИРАЮТ, поэтому процесс займет не полторы минуты, а в несколько раз больше (максимальная скорость выбирания якоря современным шпилем 20 метров в минуту, но, когда якорь встанет, нужна вдвое меньшая скорость).
Итак, следует признать:
- вероятное место постановки «Варяга» на якорь довольно обширно, а приливным течением крейсер мог быть отнесен на глубину меньше 10 саженей;
- автор главы не считает своим долгом задуматься и излагает материал с морской точки зрения безграмотно.

Но Абакусу все мало - он вещает про «…границы международных вод». Буду кратким: в морском праве есть только два понятия - «территориальные воды» и «открытое море». Рейд Чемульпо - это территория объявившей нейтралитет Кореи.

И далее военно-морской бэйби, переходя к описанию ухода «Варяга» из Чемульпо, продолжает демонстрировать собственное невежество: «Фактически, как мы видели из расположения кораблей на рейде, "Варяг" мог пройти только мимо итальянского военного судна. и, соотвественно, играть только этот гимн. Зачем Рудневу понадобилась, такая неуклюжая, а главное, - бесполезная "ошибка"? Ответ, довольно прост - он "собирает" во множественное число "иностранцев". Цитируем далее:" Впоследствии иностранцы говорили о величии этой минуты; по их словам, они переживали трудный момент, провожая людей, идущих на верную смерть". Так, под его пером рождался мифическо-собирательный образ "иностранцев", который В.Ф. Руднев в дальнейшем очень широко использует, приписуя тому собственные "рассказы", направленные на оправдания или прославления своих действий…».
Выше уже было рассмотрено, что, снимаясь с якоря, «Варяг» был развернут носом против течения реки Хан. Моряки наблюдали Чемульпо по правому борту. Чтобы начать движение в море, командиру крейсера надо развернуть корабль на 180 градусов. Вот «Варяг», проходя мимо стационеров, и совершал циркуляцию на малом ходу.
И от величия момента никуда не деться:
- движущийся корабль всегда прекрасен (не мной сказано, что нет ничего красивее парусника в море, танцующей женщины и скачущей лошади);
- моряки всех наций, выстроившись на верхних палубах, выполняли принятые в то время правила приветствия;
- «Варяг» и «Кореец» шли в неравный бой, и все это знали.
Так что проблема высосана из пальца. Один Абакус недоумевает и показывает тем самым предвзятость и неспособность усвоить некоторый информационный массив.

Продолжаем изучать дальше американскую историческую аномалию, которая пишет: «…"Варяг" оказался примерно в 2-3 кабельтов сзади канонерки. Вольно или невольно, но такое расположение кораблей давало русским возможность хоть как-то использовать "Кореец". Его задача - максимально использовать силу своего артиллерийского огня и нанести японцев возможно большие потери, а затем, отвлекать на себя огонь японцев и маневрами привлекать их корабли в нужном для русских направлении…».
Ошибочность подобного тактического построения кораблей была проанализирована ранее. Вот только автор не поясняет, насколько продолжительным будет отвлечение канонерской лодкой «Кореец» японцев на себя и какими конкретными маневрами можно привлечь противника в нужном направлении.
Считаю, что Абакус испытывает острую тактическую недостаточность. Никаких новых идей для обдумывания не наблюдаю.

Приведу очередные фразы, где Абакус лихо опровергает Абакуса: «…Русских удалось выманить из порта на открытый бой в весьма выгодных условиях. "Решение, принятое командиром "Варяга", кроме того, что оно было достойно всяческого уважения, было большой удачей для нас. Оно давало Четвертому Отряду проявить себя… Когда же противник вышел нам навстречу - все были в восторге, предвкушая победу и славу." отмечал К.Того». Чуть позже он же напишет: «…Тем самым японцы показали все свои силы в надежде, что количество кораблей окажет влияние на русских…».
Ранее жертва Интернета упрямо пыталась доказать, как легко «Варяг» расправится с неприятельским отрядом, а тут выясняется, что условия выгодны одним японцам, имеющим к тому же и численное превосходство.

Бой начался на дистанции 45 кабельтовых. Точно опознать все японские корабли не было ни времени, ни условий. Это Абакусу легко: заглянул в «Мейдзи» и пиши «замечания», что на «Варяге» после боя узнали от иностранцев наименования и количество вражеских кораблей. Критикан, правда, забыл, что 14-й отряд миноносцев на рейде Чемульпо в ночь перед боем не был, а крейсера адмирала Уриу разновременно уходили в море. Вот и повод варяжцам погадать, то ли они ушли «целиком», то ли укрылись поблизости? Потому-то знать, какие корабли ожидают за островом Иодольми, В. Ф. Руднев не мог.

Лучше бы не зависящий от факта историк за собой следил, чтобы избежать ляпа «"Асама" репетирует сигнал».
Отъявленная нелепица! Опять Абакус с терминологией не в ладах.
Из словаря иностранных слов:
- «Репетировать (нем. repetieren < лат. repetere повторять) - 1) проводить репетицию, разучивать что-либо, готовясь к публичному выступлению; 2) обучать учащегося на дому, помогая ему школьных занятиях».
- «Репетовать - (лат. repetere) - мор. повторять подаваемые другим кораблем сигналы… в знак того, что они поняты».

Упреки в адрес В. Ф. Руднева тем временем продолжаются: «…Русские корабли проходят место, где возможен переход в проход Летучей Рыбы. Теперь дорогу на север им преграждает илистая отмель, тянущаяся севернее о. Иодолми и тем самым их путь до самого острова становиться предсказуем. Определившись с русским курсом, Уриу начинает операцию».
Разбить новый «аргумент» не представляет труда: «Варяг» вынужден вести бой, огибая остров Иодольми с востока (это, кстати. самое широкое место фарватера), так как в таком случае, отряд адмирала Уриу находится в секторе стрельбы всех орудий правого борта (30-150 градусов). Расположение и характер построения японских кораблей позволяет сделать заключение, что иного пути для прорывающегося крейсера не было.
Надо учесть и другой «русский интерес»: сзади идет «Кореец», то есть «Варяг» не должен своим корпусом закрывать ему противника. Любой другой маневр приведет к рассредоточенной пальбе, когда по крейсеру «Асама» смогут вести огонь лишь носовые пушки, а против каждого другого японского корабля «Варяг» выставляет по одному орудию. Самый сильный крейсер «Асама» требует самого серьезного к себе отношения. От него парой-тройкой демонстративных залпов не отделаешься.

Следующий казус у Абакуса исполнен еще хуже: «…Русские корабли подходят к северной конечности о. Иодолми. Пользуясь им как репером, командир "Асама" Рокуро Ясиро определяет русскую скорость. Она оказывается значительно ниже ожидаемой. Что за приятный сюрприз! Теперь русские просто не успеют разогнаться до максимально скорости перед началом огневого контакта. Действительно, если на разгон до 11 узлов "Варягу" требовалось около 2 минут, то до вдвое большей скорости - минимум в 4 раза больше времени. Теперь он может начать поддерживать то же время огневого контакта, начав его на меньшем растоянии, что резко увеличит процент попаданий. Подобно Рудневу, Ясиро тоже знал своих канониров. К тому же предпочтительно встретить "Варяг», в худшем случае - на разгоне, чем на полной скорости. "Асама" проводит доворот на встречный с противником курс. Еще одно обстоятельство - у острова фарватер начинает расширяться и именно отсюда можно открывать огонь. "Асама" начинает пристрелку».
Что это? Нехватка ли у автора времени, интеллекта? Но эпилог главы выдержан в таком духе: каждое слово по отдельности понятно, а в целом - полная несусветица.
По порядку:
1. Репер в артиллерийском деле - «вспомогательная точка, по которой ведется пристрелка орудий с последующим переносом огня на цель. Репер может быть действительным (пристрелянная цель или местный предмет с точно известными координатами) или фиктивным (центр группирования нескольких разрывов, координаты которого измерены достаточно точно)». Думаю, что понимать репер в геодезическом смысле, неуместно. Причина слишком проста, чтобы ее скрывать: внешний вид острова Иодольми ничуть не напоминает «металлический диск с выступом, закрепленный в стенах долговременных сооружений, или бетонный монолит, заложенный в грунт, служащий опорной или поверочной точкой при нивелировании и при разбивке инженерных сооружений».
2. Никак не мог «командир "Асама" Рокуро Ясиро» определить скорость «Варяга», потому что не знал точного момента прохождения русским крейсером острова Иодольми. Думать об этом «перед началом огневого контакта» невозможно, ибо бой уже был в самом разгаре.
3. Хмыкнул я и на предложении «…если на разгон до 11 узлов "Варягу" требовалось около 2 минут, то до вдвое большей скорости - минимум в 4 раза больше времени…».
Без устали буду утверждать: корабль увеличивает ход постепенно, а не по «арифметике» Абакуса: две минуты - 11 узлов, восемь минут - 22 узла. Время зависит только от прогрева механической установки.
4. Фраза «теперь он может начать поддерживать то же время огневого контакта, начав его на меньшем растоянии, что резко увеличит процент попаданий», при всей трудности ее понимания, позволяет заключить, что небольшие расстояния выгодны японцам. Как же быть с ранними утверждениями автора, что шансы «Варяга» при сокращении дистанции возрастают? Что за бой такой, когда обе противоборствующие стороны в равных условиях имеют преимущества? Скорее всего, это очередной неявно выраженный софизм Абакуса: преимущество японцев менее преимущества русских, однако преимуществом остается.
5. Нахожу полный беспорядок в логике и здесь: «К тому же предпочтительно встретить "Варяг», в худшем случае - на разгоне, чем на полной скорости».
Витиевато выражается Абакус! Сам-то он понял, какую словесную абракадабру создал? Могу лишь дивиться экстремальному мышлению: в худшем случае встреча «Варяга» на разгоне предпочтительнее, чем на полной скорости?
6. Излишне доверчив автор главы «Начало боя» («Начальная фаза») к нерусским изданиям. Эпизод взят Абакусом из «Мейдзи»: «"Асама" проводит доворот на встречный… курс…».
Не могло быть того, что просто исключено: ни один японский корабль не вел бой 27 января на контркурсах. Такой ошибки адмирал Уриу допустить не мог. Все действия противника сводились к одному: не рисковать, удерживать русские корабли на своих кормовых курсовых углах, чтобы эффективной стрельбой нанести «Варягу» гибельные повреждения.
7. Вновь Абакус не помнит, что утверждал доселе: «Еще одно обстоятельство - у острова фарватер начинает расширяться и именно отсюда можно открывать огонь. "Асама" начинает пристрелку».
Как так? По ходу статьи ясно, что бой уже идет! Свежи еще воспоминания о приближении «Варяга» к острову Иодольми: «…Следует предупредительный залп со всех японских крейсеров. Включая и концевые "Акаси" и "Такачихо", которые даже теоретически не могли попасть на такой дистанции».
А описания момента следования крейсера «Асама» на рейд Чемульпо в русских и японских источниках идентичны: идет концовка боя.
Считаю, что Абакус перескочил в другое временное измерение.

Дальнейшую мистификацию этого эпизода (к счастью, непродолжительную) можно пропустить потому, что автор совершенно неподготовлен к изучению фактов. Пример: «Одновременно и В.Ф. Руднев пребывал в самом радужном настроении».
Откуда он взял такую информацию? Обоснования писанины нет.

Читатель! Также не надо стараться понять и запомнить другое место главы: «"Кореец" начинает уходить влево, двигаясь в одиночку на юг. Стремясь удержаться на одной линии, по направлению к противнику, с "Варягом", ход довели до полного - 110 об/мин. На испытаниях канонерка показывала 112 об/мин, развив скорость 13.5 узлов. Вероятно не намного меньше она была и теперь. Так что составляющая скорости, направленная вдоль движения "Варяга" оставалась в пределах около 4 узлов (с учетом попутного течения 7-8 узлов). Отсюда нетрудно установить приблизительный новый курс "Корейца". Он отличался от курса "Варяга" на 6 румбов (cos 4/12 ~ 70 град). Затем, по мере приближения к южному краю фарватера, он постепенно стал доворачивать на параллельный "Варягу" курс. Заметив маневр русской канонерки, "Чиода" отделяется от своей группы и начинает преследование "Корейца"».
Воспаленное воображение водит рукой Абакуса. Антиисторик пытается делать открытия там, где все давно известно: «Варяг», желая выйти из-под огня противника и имея повреждение в рулевом устройстве, начал циркуляцию вправо. «Кореец» в это время, чтобы не соствориться с ним, выполнял поворот влево на 270 градусов и вел беглый огонь из всех орудий. В этой связи версия Абакуса возмутительна смешна.
Как говорил Козьма Прутков, не могу пройти молчанием и тригонометрические вычисления. Абакус написал следующую математическую глупость: «cos 4/12 ~ 70 град».
На самом деле cos 4/12 = 0.99998. Интересно, про арккосинусы Абакус хотя бы слышал? (По-видимому, тему «Обратные тригонометрические функции» он в средней школе накрепко не усвоил, в институте увлекся перекачкой угля по трубам, а самообразованием не занимался, поскольку подвиг «Варяга» и «Корейца», являясь своеобразным раздражающим элементом, существовать мешал.) Учитывая реальную обстановку, правильная математическая запись выглядит так: arccos 4/12 = 70,6 град.
Кстати, по ходу описания Абакус настаивает, что 7000 метров равны 35 кабельтовым. Грубая ошибка! 7000 метров - это 38,3 артиллерийских кабельтова.
Итак, повторюсь: Абакус не знает не только отдельные вопросы, а целые разделы из школьных учебников (что давно не является секретом).

Не однажды Абакус посредством неизвестных и чужих воспоминаний пытается нарисовать картину боя только одной краской - черной. Имею в виду фразу «Ошеломленная и испуганная прислуга, механически заряжая орудия и выпуская снаряды…" - отмечает этот момент один из офицеров».
Хотелось бы знать, кто является настоящим автором описания? Так будет проще оценить его артиллерийские познания.
Однако какая новая удача для меня! Абакус ведь уверен в убийственности своих аргументов. И вновь ошибается! Докажу это.
Ну во-первых, доверить недавно испеченному американцу нравственную оценку поведения людей в бою нельзя. На первом форуме, как только запахло жареным, он молча, но быстро, пропал, бросив своих союзников. Слабый в коленках оказался. Одним словом, не «перец». На стресс пенять нечего - Абакус по жизни такой: всегда все и всех «сдает». Менять он может и страну пребывания, и ближайшее окружение. (Поздравляю, Америка, с приобретеньицем!)
Во-вторых, рассмотрим правила стрельбы, принятых на русском флоте в период войны 1904-1905 гг., что намного интереснее отдельных случаев из биографии неудачливого эмигранта.
Абакус грубо навязывает свой вариант: «То есть именно к 12:05 скорострельность была максимальной - от 5 выст/мин и выше. При такой стрельбе в боевых условиях не может быть и речи о каком либо управлении или корректировке. Это именно беспорядочный беглый огонь на пределе физических возможностей "ошеломленной и испуганной прислуги"».
А что говорят артиллерийские «буквари»?

Выписка из первого документа:
«…Пристрелка возможна вообще на расстояниях больших, в одиночном бою на курсовом угле или на параллельных курсах. Во всех остальных случаях она мало полезна…
Что касается стрельбы по дальномеру, то она возможна во всех случаях, когда дальномер успеет определить и передать дистанцию, то есть на расстояниях сравнительно больших.
Отсюда видно, что стрельба по дальномеру и пристрелке на малых сравнительно дистанциях не применима, и для этого случая остается одно: беглый огонь по глазомеру… Личный… состав, в своих проектах, настоятельно рекомендует его и ввел в организацию под названием «самостоятельная стрельба плутонгов»…
Таким образом, окончательно мы имеем два способа стрельбы:
1. Беглый огонь на дистанции свыше 10 каб. по дальномеру и в частных случаях по пристрелке и
2. Беглый огонь на дистанциях меньших 10 каб. по глазомеру…
Род стрельбы… зависит не от командира, а от расстояния до неприятеля…
То же самое следует сказать и относительно назначения рода снарядов…
Беглый огонь по глазомеру производится совершенно также, как и стрельба по дальномеру, только групповой командир, дав орудиям некоторое исходное расстояние, следит за результатами и если ему удается заметить массовые недолеты или перелеты, то соответственно подвысивает или понижает орудия при помощи циферблата (или переговорной трубы)…
…Самые дальномеры поставлены совершенно открыто. Любой осколок и шальная ружейная пуля может их вывести из строя…» (Алексеев В. К. Основные принципы организации управления судовою артиллериею в бою. - СПБ: типография Морского министерства, 1904. - С. 29, 30, 33, 38, 39).

Выписка из второго документа:
«…После того как сосредоточенные стрельбы были заменены стрельбами по дальномеру, залпы, как стесняющие скорострельность (так тогда думали), были упразднены, и все стрельбы, как в мирное время, так и во время русско-японской войны, велись исключительно беглым огнем: каждое орудие стреляло по готовности…» (Римский-Корсаков В. П. - Управление артиллерийским огнем. - Л.: редакционно-издательский отдел морских сил СССР, 1925. - С. 256.)

Выписка из третьего документа:
«В зависимости от способа управления стрельбой различаются следующие роды огня:
а) Центральный огонь - когда всей артиллерией корабля командует управляющий огнем.
б) Групповой огонь - когда артиллерией нескольких плутонгов командует групповой командир и артиллерия корабля разделена на несколько групп с указанием для каждой отдельной цели.
в) Плутонговый огонь - когда артиллерией каждого плутонга командует плутонговый командир самостоятельно…
Когда расстояние до противника уменьшится до 10 каб. и продолжает уменьшаться далее, управляющий огнем подает сигнал «рассыпаться» - по этому сигналу плутонги начинают действовать самостоятельно…» (Организация артиллерийской службы на судах 2-й эскадры Флота Тихого океана. - СПБ: типография Морского министерства, 1905. - С. 23, 27).

Выписки из четвертого документа:
1. «Разделение огня не должно быть допустимо. Возможна стрельба по двум и более противникам, находящимся в различных частях горизонта, но лишь при том условии, что только пушки, не могущие стрелять по главному противнику, действуют по противнику, имеемому в их угле обстрел»… (Записки по курсу «Тактическая часть артиллерии. Элементарная и прикладная тактика. Составил лейтенант Черкасов 1-й. - СПБ: типография Морского министерства, 1909. - С. 228).
2. Глава «Бой одиночного судна с отрядом»:
«…Считать более опасным ближайшего противника и на нем сосредоточить свой огонь.
Не разбрасывать своего огня, а сосредоточить его на одном из противнике и попытаться, повреждением его, морально воздействовать на неприятеля…
Но все это не суть готовые рецепты, а лишь общие указания…» (Записки по курсу «Тактическая часть артиллерии. Элементарная и прикладная тактика. Составил лейтенант Черкасов 1-й. - СПБ: типография Морского министерства, 1909. - С. 365, 366).
3. «…Мы может заключить, что вероятная практическая скорострельность несколько изменяется, а именно: …для 6’’ - 15 сек.» (Записки по курсу «Тактическая часть артиллерии. Элементарная и прикладная тактика. Составил лейтенант Черкасов 1-й. - СПБ: типография Морского министерства, 1909. - С. 151).

Выписка из пятого документа (глава «О фугасном действии снарядов»):
«До опыта русско-японской войны, при отпуске фугасных снарядов на суда, имели в иду, главным образом, стрельбу этими снарядами по береговым укреплениям (песок, бетон) и по небронированным судам…» (Курс морской артиллерии. Составил генерал-майор И. А. Яцына. - П.: типография товарищества «Общественная польза», 1915. - Издание четвертое. - Часть II. - С. 270.)

Выводы из прочитанного (соблюдена хронология боя):
1. Чтобы вести стрельбу «по дальномеру», надо начинать бой на больших дистанциях. Так и было: первый выстрел с «Варяга» раздался, когда до противника было 45 кабельтовых.
2. Живучесть дальномеров невысокая, почему следует отрабатывать весь диапазон способов боевого применения артиллерии. И опыт «Варяга» подтверждает это.
3. «Варяг» должен сосредоточить огонь по одной цели, которой является самый сильный крейсер «Асама». В начальной фазе боя так и было.
4. Стрелять «Варяг» начал бронебойными снарядами, поскольку «Асама» не из песка и бетона сделан. И противник - не небронированный крейсер.
5. С уменьшением дистанции плутонги действуют самостоятельно, переходя на «беглый огонь по глазомеру», т. е. после придания орудиям начальных углов наведения, задача прислуги сводится к быстрейшему производству выстрела. Кроме всего, согласно теории вероятности, чем чаще стрельба, тем выше вероятность поражения цели.
6. Часть вольных рассуждений автора главы о скорострельности орудий я пропустил, считая, что не наношу читателю никакого ущерба. Послевоенные источники говорят, что, делая из 6-дюймовок один выстрел за 15 секунд, в минуту можно добиться не более четырех выстрелов. Абакус «рассчитал», что «от 5 выст/мин и выше». Конечно, я ему не верю.
7. Про выражение лиц управляющего огнем, других офицеров и матросов в документах нет ни слова - лишь бы члены экипажа выполняли свои обязанности. Так и было - это даже из статьи Абакуса видно.
Теперь спокойно резюмирую: размышления Абакуса ниже всякой критики; он также не знает принятых на русском флоте правил стрельбы. Когда они не оправдали себя, то были изменены. (Цена, конечно, высокая - проигрыш в войне.) И «…к моменту Мировой войны Русский флот по стрельбе стоял выше всех остальных флотов…» (Римский-Корсаков В. П. - Управление артиллерийским огнем. - Л.: редакционно-издательский отдел морских сил СССР, 1925. - С. III).

Еще раз коснусь тактики боя.

Выписка из первого документа (глава «Прорыв»):
«Если на пути стратегического марш-маневра флота встретится такая укрепленная узкость, обойти которую флоту не представляется возможным, то флоту может предоставится надобность прорваться мимо ея.
В данном случае победа флота заключается не в уничтожении или взятии этого укрепленного пункта, а лишь в форсировании его, в проходе мимо с наименьшими потерями и повреждениями…
Таким образом, избежание боя ставиться целью прорывающегося флота (Записки по курсу «Тактическая часть артиллерии. Элементарная и прикладная тактика. Составил лейтенант Черкасов 1-й. - СПБ: типография Морского министерства, 1909. - С. 439, 440).

Выписка из второго документа (таблица «Баллистические качества японских и русских орудий»):
Бронебойное действие (толщина пробиваемой крупповской брони, мм) в зависимости от дистанции (каб.):
- орудия главного калибра крейсера «Варяг» на дистанциях 00, 10, 20, 30, 40, 50, 60 каб. пробивают броню толщиной 156, 99, 66, 43, 32, 29, 27 мм соответственно;
- 6-дюймовые орудия японских крейсеров на указанных расстояниях пробивают 115, 86, 57, 35, 27, 24, 21 мм соответственно (Титушкин С. И. Корабельная артиллерия в русско-японской войне. - СПБ: Гангут, 1994. Выпуск 7. - С. 68).

Выписки из третьего документа:
1. «…Вследствие поднятия воды перед носом корабля, пробоина в носовой части у поверхности воды гораздо опаснее, нежели таковая в кормовой части…
…Роль их (неброненосных крейсеров - Тим) в бою является крайне неопределенной… (Кладо Н. Л. Современная морская война. Морские заметки о русско-японской войне. - СПБ: 1905. - Второе издание. - С. 129, 149).
2. «…Боевой коэффициент «Варяга» считается около 14, «Корейца» 0,05, а одного только японского броненосного крейсера «Асама» около 55…»
…Они (японцы - Тим) не решились подойти к «Варягу» близко, чтобы сразу с ним покончить, и расстреливали его с дальних дистанций выдвинув, вероятно, вперед броненосный крейсер «Асама», который «Варяг» серьезно повредить не мог, а остальные их крейсеры держались еще дальше… попадали, главным образом в его («Варяга» - Тим) надводную часть… (Кладо Н. Л. Современная морская война. Морские заметки о русско-японской войне. - СПБ: 1905. - Второе издание. - Морские заметки Прибоя, помещенные в газете «Новое Время» с 29 января по 14 апреля - С. 342, 343).

Выписка из четвертого документа:
«…Принцип удобоуправляемости зиждется на психологической аксиоме, высказанной Наполеоном, что всякий высший начальник на поле битвы не может руководить действиями более как пяти, а лучше четырех отдельных подчиненных ему начальников…» (Записки по курсу «Тактическая часть артиллерии. Элементарная и прикладная тактика. Составил лейтенант Черкасов 1-й. - СПБ: типография Морского министерства, 1909. - С. 13).

Вновь резюмирую:
1. При прорыве из Чемульпо «Варягу» важнее не получать повреждения, чем ввязываться в полноценный бой (который скоро станет полнокровным). Сколько же можно говорить об этом?
2. Для «Варяга» выгоднее большие дистанции, так как на расстояниях чуть меньше 30 каб. его главная защита - 38-76 мм броня палубы - будет пробиваема японскими 6-дюймовками (в таблице приведены сведения только для орудий не в 45, а в 40 калибров, установленных лишь на крейсерах «Асама» и «Нанива»). Для броневого пояса крейсера «Асама» (176 мм) орудия «Варяга» абсолютно безвредны. (Перед главным калибром крейсера «Асама» броня русского крейсера американской постройки не устоит в любом случае.)
На дистанциях около 25 каб. броневую палубу крейсера «Нанива» (51-76 мм) можно пробить. Для крейсера «Нийтака» (палуба 37-63 мм) это расстояние составляет 35 каб. А так как эти корабли являются бронепалубными крейсерами (горизонтальная схема бронирования), то, чтобы не было рикошета снаряда, увеличение дистанции тем более необходимо.
3. Японцы, удерживая «Варяг» на своих кормовых курсовых углах, имели преимущество и по характеру возможных повреждений корпуса.
4. Бронепалубные крейсера не предназначены для эскадренного боя. Так что исход противоборства «Варяга» с неприятелем был предрешен.
5. Капитану 1 ранга В. Ф. Рудневу удалось удержать выгодную дистанцию (на русской и японской схемах маневрирования - не менее 25 каб.), минимизировав тем самым повреждения корпуса, что позволило крейсеру вернуться на рейд Чемульпо. Действия командира «Корейца» капитана 2 ранга Г. П. Беляева, обеспечивающего поворот крейсера «Варяг», надо оценить только высшими баллами.
6. И сто лет назад признавалось, что «Варяг» с «Корейцем» слабее одного крейсера «Асама».
7. Неучастие части японских кораблей в бою кажущееся. Неприятель имел такое численное превосходство, что мог позволить себе выделить резерв. Костяк отряда адмирала Уриу - три крейсера. Таким образом достигалось разумное управление силами.
Вывод из прочитанного: регулярно подсовывая свою тактическую схему боя, Абакус продолжает делать вид, что знает историю и тактику, но из десяти фактов запоминает не более одного. Автор вскользь делает ссылку на единственный документ - учебник «Теория стрельбы наземной артиллерии». Скоро будет маневрирование кораблей рассматривать через призму тактики конницы?

Про эпилог главы можно сказать только то, что это совершенно неудачная попытка Абакуса поменять жанр и романизировать написанное. Восклицаниями «Бедный Алексей!», «И слава Богу» автор весьма прозрачно намекает, что проник во внутренний мир В. Ф. Руднева. Ну а поскольку для такой манеры не нужны никакие факты, нет ничего легче строчить без задержек дальше.

Заключительные абзацы интереса не представляют.
Поскольку в главе присутствует авторская графика (исполненные на компьютере картинки), вынужден вкратце коснуться и этого вопроса. Ясно одно: если бы Абакус рискнул публично прочитать свою статью, а в качестве иллюстраций предложил свои поистине наскальные рисунки в стиле комиксов, то визуально оскорбленные слушатели топтали бы его очень долго. Есть за что: на схемах не указано направление на север, нет масштаба, условных обозначений, направления на противника и пр.

Выводы по главе «Начало боя»:
1. Описание первой фазы боя приведено хотя и в подправленном, но искаженном виде. У автора ощущается явная нехватка доброй воли и настоящих первоисточников. Абакус постоянно скатывается на русофобию. К тому же, он дремуч: режет глаза отсутствие системного образования.
2. Литературные упражнения автора по смешению стилей - вкусовщина и жестокое испытание для эстетических чувств читателя.
3. Тема не раскрыта.
4. Историческая ценность очередного «мутанта» - нулевая.
5. В действиях командиров крейсера «Варяга» и канонерской лодки «Кореец» нет ни одной ошибки.

Примечания.
1. Сочинитель намедни несколько видоизменил свою статейку, например, сведя в одну главы «Начало боя», «Поворот» и «Конец». Еще раньше он исключил раздел «Анализ литературы». Подобные пертурбации ничуть не мешают работе над Абакусом - сочинитель давно перешел четкую грань, отделяющую серьезного исследователя от невежи.
2. Абакус своевременно получил от Дон Киса - хозяина интернет-страницы «Варяг» - вежливое приглашение стать активным участником критического разбора второй редакции своей статьи про чемульпинские события. Сделать попытку отстоять собственные ненаучные опыты Абакусом предпринято не было. Мало того, недавно он тайно стер и само послание. Нагляднее примера, как он пишет историю «Варяга» и «Корейца», быть не может. Вот почему для него любой серьезный разговор на эту тему - «приглашение на казнь».

 

Шансы сторонПоворот

 

rss
Карта