Сражение у Чемульпо

(Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи (1904- 1905 гг.) т. 1 , СПб, 1909 г.)

Схема

Статья 1. Положение дел в Чемульпо

В декабре 1903 года, когда отношения между Японией и Россией обострились, настроение в столице Кореи Сеуле также было неспокойно. Поэтому наш стационер в Корее «Сайен» почти постоянно находился в Чемульпо, но, ввиду возникших недоразумений между нашими поселенцами и корейцами в Мокпо 1, это судно было послано туда, чтобы, уладить недоразумения, а в Чемульпо 5(18) декабря прибыл крейсер «Чиода», бывший в то же время стационером в Северном Китае.

С тех пор как осложнились дела в Маньчжурии и Корее, бывшие в разных местах наши военные суда были спешно отозваны в Японию, и только на стоянке в Чемульпо оставался крейсер «Чиода». В январе 1904 года с судов всех наций, стоявших в Чемульпо, один за другим были свезены десанты в Сеул для охраны миссии и иностранных подданных. Чувствовалось беспокойное настроение, и никто не был уверен в завтрашнем дне.

Стоявшие перед тем на станции в Чемульпо русские суда «Боярин» и «Гиляк» были отозваны в Порт-Артур, и там оставался только один «Варяг»; однако 5 (18) января в порт прибыл «Кореец» и стал на якорь таким образом, что «Чиода» оказался между ним и «Варягом». 18 (31) января он переменил место, став несколько к востоку. Командир «Чиода» капитан 1 ранга Мураками на всякий случай 21 января (3 февраля) переменил место и стал ближе к выходу, чтобы иметь свободу движений. 23 января (5 февраля), получив телеграмму о разрыве дипломатических сношений, он приказал принять строгие меры предосторожности. Затем, согласно телеграфному приказанию присоединиться к 4-му боевому отряду, который должен был прибыть сюда из Сасебо, он днем 7 февраля секретно выполнил приготовления к походу и, ничем себя не обнаруживая, нес охранную службу, а в 11 часов 55 минут ночи тихонько снялся с якоря и вышел из гавани. В 12 часов 30 минут ночи, обогнув остров Иодольми, крейсер вышел в море и направился к острову Baker 2.

Чемульпо, открытый для торговли порт в провинции Киен-кие-до, уезд Чемульпо, лежит при устье южного истока реки Хан, называемого Эн (Salee). Островами Гецуби-то (Rose) и Копегуби-то гавань разделяется на внешний и внутренний рейды. На внешнем рейде ширина реки более 1 мили, глубина от 4 до 9 сажень; на нем может поместиться большое число судов. К нему идут три фарватера, из коих каждый изобилует мелями и опасными местами; кроме того, ввиду сильного течения плавание по ним должно совершаться с полной осторожностью. Западный фарватер пролегает между островами Току-чаку-то и группою White Hall и пригоден для судов с малою осадкою, идущих со стороны Северного Китая. Прочими двумя фарватерами, а именно — Flying Fish и Восточным, могут пользоваться большие суда. Хотя большие суда охотно пользуются фарватером Flying Fish, но во время тумана лучше идти Восточным фарватером, т. к. глубина его более подходит для постановки на якорь.

Порт Чемульпо, по нашему настоянию, был первоначально открыт для торговли в январе 1873 года и, хотя в то время это была не более как маленькая рыбачья деревушка, с 1877 года он стал уже населенным международным портом, с торговлею, превосходящею Фузан. В 1903 году число вышедших и вошедших в него судов было — 2964 с водоизмещением в 813 920 тонн. Из них судов под японским флагом насчитывалось 1530, вместимостью в 584 884 тонны. Число японцев, живущих на нашей концессии в Чемульпо, достигает 6400 человек. Из Чемульпо проходит телеграф через Сеул до Фузана и Гензана, а оттуда через Японию, Китай и Россию соединяется со всеми пунктами земного шара. Железная дорога идет до Сеула на расстоянии в 27 миль; проезд требует 1 час 45 минут; линия одноколейная, широкого типа.

Статья 2. Прикрытие высадки отдельного отряда войск
А. Прибытие в порт 4-го боевого отряда

25 января (7 февраля), встретившись в проходе у острова Single с 1-м боевым отрядом и удостоверившись, что, по самым последним известиям, «Варяг» и «Кореец» по-прежнему продолжают стоять в Чемульпо, адмирал Уриу в 4 часа 30 минут дня отделился от главных сил и с 4-м боевым отрядом, крейсером «Асама», 9-м и 14-м отрядами миноносцев, пароходами «Кассуга-мару» и «Киншю-мару» и военными транспортами направился к острову Baker. В сумерках, проходя остров Pinnacle 3, головной крейсер «Такачихо» протаранил кита, и окружающее море окрасилось в красный цвет. Все были очень довольны этим маленьким инцидентом. На рассвете 8 февраля близ острова Baker начальник отряда получил по беспроволочному телеграфу телеграмму от «Чиода», а вскоре встретился и самый крейсер. Получив подробное донесение о русских судах в Чемульпо и взвесив различные обстоятельства, адмирал Уриу решил произвести высадку войск теперь же. Поэтому, подходя к рейду, собрал на «Нанива» всех командиров судов и дал им инструкции, определив диспозицию каждого судна. Затем сигналом дал знать начальнику десантного отряда генерал-майору Ки-коси Ясуцуна о месте постановки на якорь транспортов и, пожелав ему с помощью богов удачно высаживать войска, сам в 2 часа 15 минут дня в указанном ниже порядке направился на рейд Чемульпо.

Было 4 часа 20 минут, когда суда подошли к острову Иодольми. «Чиода» и «Такачихо», выйдя из строя, направились вперед, за ними следовал 9-й отряд миноносцев и несколько позади во главе транспортов крейсер «Асама». 

В это время показалась идущая из гавани русская лодка «Кореец». Суда постепенно сближались и «Кореец» уже проходил с левого борта от «Чиода» и «Такачихо», когда «Асама», для защиты транспортов повернув влево, стал между «Корейцем» и транспортами, которые в свою очередь несколько уклонились вправо. Когда 9-й отряд миноносцев подошел на траверз «Корейца», «Аотака» и «Хато» зашли с его левого борта, а «Кари» и «Цубане» - с правого, при этом «Цубане» приткнулся к мели; остальные же три миноносца, идя навстречу «Корейцу», подходили к острову Иодольми. Видя приближение наших миноносцев, «Кореец» уклонился вправо и затем открыл огонь из орудий. Было ровно 4 часа 40 минут пополудни, когда раздался первый выстрел войны 1904-1905 гг. Вернувшийся на прежний курс «Асама», увидев это, немедленно сигнализировал на «Нанива» — «Кореец» открыл огонь, и приказал транспортам отойти, сам же направился было в море, но так как «Кореец» в это время повернул обратно на рейд, то крейсер «Асама» вновь пошел прежним курсом, а «Нанива», «Акаси» и «Нийтака», временно уклонившиеся вправо, пошли также на рейд.

В представленном командиром лодки «Кореец», капитаном 2 ранга Беляевым донесении на имя командира крейсера «Варяг» в общих чертах говорится нижеследующее: «Приняв секретные пакеты от императорского консула в Сеуле и по сигналу Вашего Высокоблагородия, снялся с якоря 26 января в 3 часа 40 минут и вышел по направлению в Порт-Артур. 15 минут спустя увидел по носу японскую эскадру, о чем немедленно Вам сигнализировал. Японская эскадра шла в двух кильватерных колоннах, в правой — крейсеры, в левой — 4 миноносца. Когда лодка приблизилась к эскадре, ее миноносная колонна быстро повернула влево, а крейсера уклонились вправо, так что лодка неизбежно должна была пройти между ними. В это время на японских крейсерах направили орудия по траверзу, сняли с них чехлы и вызвали прислугу. На миноносцах чехлы с минных аппаратов еще не были сняты. Когда крейсер, бывший вторым в колонне, пришел на траверз лодки, броненосный крейсер, по-видимому флагманский, вдруг вышел из строя и, повернувшись бортом к лодке, пошел наперерез ее курсу. Кроме того, миноносцы, дойдя до кормы лодки, повернули, намереваясь атаковать ее с двух сторон. В это время с минных аппаратов у них чехлы уже были сняты 4. Не зная в точности о разрыве сношений между нашим и японским правительством, я решил возвратиться на рейд».

Б. Прикрытие высадки войск

4-й боевой отряд прибыл на рейд в 5 часов 30 минут дня. «Чиода», «Нийтака» и 9-й отряд миноносцев стали на якорь на SO от «Варяга», а транспорты «Дайрен-мару», «Отару-мару» и «Хейдзо-мару» начали высадку войск. «Асама» держался к югу от русских судов, будучи готовым ко всякой неожиданности. «Нанива», «Акаси» и «Нийтака» обошли рейд, и затем «Акаси» стал на якорь близ транспортов для их охраны, а «Нанива» и «Нийтака» вышли из порта и соединились с 14-м отрядом миноносцев. В сумерках подойдя к острову Иодольми, они стали на якорь на условном месте. «Асама» также до захода солнца вышел из гавани и соединился с прочими судами.

В то время кроме русских судов «Варяга», «Корейца» и парохода «Сунгари» на рейде Чемульпо находились английский крейсер «Тальбот» (5507 тонн), французский «Паскаль» (4015 тонн), итальянский «Эльба» (2732 тонны), американская лодка «Виксбург» (1000 тонн) и корейский военный пароход «Ио-бу» (3485 тонн) (это японское произношение, корейское неизвестно). 27 января (9 февраля) в 2 часа 30 минут ночи наш десантный отряд окончил высадку, и транспорты «Дайрен» и «Отару-мару» отправились на условное место вблизи входа. Только «Хейдзо-мару», ввиду того, что в полную воду прошлой ночи зашел далеко внутрь гавани, не мог следовать за другими и вышел лишь в 10 часов утра.

Статья 3. Бой
А. Выход с рейда Чемульпо русских судов

Адмирал Уриу 26 января (6 февраля) в 10 часов вечера, получив донесение от «Такачихо», что высадка войск окончится до 6 часов утра, сейчас же послал своего флаг-офицера лейтенанта Танигучи Масадзане в Чемульпо к нашему консулу Като Мотосиро, чтобы тот через посредство русского консула передал старшему из командиров русских судов требование выйти из гавани до полдня 27 января (9 февраля) и что если это не будет исполнено, то адмирал Уриу будет принужден атаковать их на рейде. Об этом было также сообщено английскому и китайскому консулам, корейским властям и председателю муниципального совета. Кроме того, адмирал Уриу сообщил о своем намерении командирам иностранных военных судов, уведомив их, что атака не будет произведена до 4 часов дня и что для безопасности этих судов он просит командиров на время боя изменить свое место стоянки.

27 января (9 февраля) в 5 часов утра для несения дозорной службы к острову Shopaiul 5 были посланы миноносец «Касасаги» и авизо «Чихая».

Затем, дав судам инструкции для боя, адмирал ожидал выхода русских судов. «Такачихо», «Акаси» и 9-й отряд миноносцев, окончив свое поручение по охране высадки войск, около 7 часов утра вместе с транспортами вышли с рейда. «Чиода» снялся с якоря в 9 часов 23 минут утра; все они, подойдя к острову Филипп 6, стали на якорь по восточную сторону этого острова.

9-й отряд миноносцев пошел ко входу на рейд за водой и углем.

Однако командиры иностранных судов, получившие требование переменить место стоянки, выразили письменный протест против этого требования, а русские суда не выказывали и признаков желания выйти из порта. Наконец в 12 часов 10 минут 7 стоявший ближе всех к рейду «Асама» увидел, что «Варяг» и «Кореец» медленно направились к выходу, и тотчас донес о том начальнику отряда.

В. Атака неприятельских судов при выходе из порта и дальнейшее наблюдение за ними

Получив сигнал о выходе русских судов, адмирал Уриу немедленно приказал судам своего отряда занять назначенные им места. Когда приказание было исполнено и все были в полной готовности, русские суда уже проходили северную оконечность острова Иодольми. Оба судна, подняв на стеньгах боевые флаги, решительно шли в бой. «Асама» и «Чиода» шли впереди, за ними следовали «Нанива» и «Нийтака», а несколько позади были «Такачихо» и «Акаси». 14-й отряд миноносцев держался со стороны нестреляющего борта «Нанива» («Касасаги» вместе с «Чихая» оставались у Shopaiul).

В этот день была ясная погода и прозрачный воздух, и хотя дул легкий юго-восточный ветер, но волны не было. В 12 часов 15 минут «Кореец» занял место по левую сторону «Варяга». Расстояние между обеими сторонами было около 7000 метров, последовательно уменьшаясь. «Асама», имея неприятеля по левому борту и идя на пересечку его курса, в 12 часов 20 минут открыл огонь, стреляя по «Варягу». Неприятель отвечал. Вслед затем «Асама» повернул вправо и, поставив неприятеля по носу, открыл сильный огонь. «Чиода» специально занялся «Корейцем». «Нанива» и «Нийтака» также открыли огонь. «Такачихо» и «Акаси», пользуясь удобными моментами, по временам также вели редкую стрельбу. Все суда двигались с осторожностью, чтобы не сесть на мель. Падение наших снарядов становилось все более и более верным. Снаряды крупного калибра стали попадать в «Варяг», вызывая на нем пожары, раздуваемые ветром. Неприятель, хотя храбро оборонялся, но в конце концов, не будучи в состоянии держаться под огнем, повернул вправо и укрылся за островом Иодольми. Адмирал Уриу приказал преследовать его крейсеру «Асама», который прибавил ходу и пошел в погоню. «Чиода» также некоторое время следовал за неприятелем, но за недостаточною скоростью хода прекратил погоню. «Асама» один преследовал неприятеля, не переставая вести жестокую стрельбу. «Варяг», по-видимому, имел сильные повреждения и, охваченный пламенем, бежал на рейд. «Кореец» следовал за ним. Так как в 1 час 15 минут дня неприятель подошел к якорной стоянке, то «Асама» прекратил огонь, повернул обратно и пошел на прежнее рандеву у острова Филипп. Туда же прибыли 3 миноносца 9-го отряда, ходившие за углем. В этом бою неприятельские снаряды ни разу не попали в наши суда и мы не понесли не малейших потерь 8.

В записках командира «Варяга» капитана 1 ранга Руднева в общих чертах говорится следующее: «После обеда я собрал всю команду и сказал приблизительно следующее: "Я получил сегодня письмо от японского адмирала об открытии военных действий и требование выйти с рейда до полдня. Разумеется, я решил идти на бой. хотя бы и против сильнейшего неприятеля. Мы составляем с крейсером одно целое и никогда не сдадим его врагу, сражаясь до последней капли крови. Хорошенько запомните же это и с крепкою верою в Бога, за царя и отечество пойдем в бой... Ура!" 9

Затем, приказав оркестру играть гимн, снялся с якоря и в сопровождении „Корейца" пошел к выходу. Японская эскадра преграждала путь, и миноносцы держались поблизости. Вдруг с крейсера "Асама" загремел первый выстрел, а затем открыли огонь и прочие суда. Крейсер отвечал на огонь с расстояния в 45 кабельтовых (кабельтов — 182,8 метра]. Первый же выстрел японцев попал в цель, снаряд разрушил верхнюю часть мостика, произвел пожар в штурманской рубке, убил и ранил несколько человек команды. Снаряды постоянно попадали в крейсер, наконец были разбиты пять 6-дюймовых орудий и 9 мелких. Пожары вспыхивали там и сям. На траверзе острова Иодольми одним снарядом был перебит рулевой привод, в то же время другой снаряд попал в передний мостик; осколки его, проникнув в рубку, ранили меня в голову и убили и ранили несколько человек бывшей вблизи команды. Снова были подбиты два орудия, кроме того, один котел сдвинулся с места и стал пропускать пар. Ввиду сего, для починки рулевого прибора и прекращения пожаров, хотел временно выйти из района обстрела, но при повороте судно не слушалось руля. Поэтому, подойдя к острову Иодольми, приказал вернуться обратно на рейд. В это время расстояние до неприятеля все уменьшалось, и огонь был особенно сильным. Получив большой снаряд в левый борт, крейсер начал наполняться водой, и, несмотря на принятые меры, крен постепенно увеличивался. Таким образом, с серьезными повреждениями и продолжая стрелять из оставшихся орудий, вернулся на якорное место».

В донесении командира «Корейца» капитана 2 ранга Беляева на имя командира «Варяга» говорится:

«Снявшись с якоря по сигналу Вашего Высокоблагородия, шел половинного скоростью впереди крейсера и начал бой. Затем перешел вслед за вверенным вам крейсером. Расстояние до неприятеля было настолько велико, что, опасаясь напрасного расхода снарядов, временно прекратил стрельбу. При сближении с неприятелем вновь открыл огонь. Проходя остров Иодольми, хотя видел Ваш сигнал "изменяю курс направо", но, угадывая повреждение руля на крейсере, чтобы не поставить суда в одну прямую линию, положил руль на борт описал окружность в 270° и, продолжая стрельбу, вступил в кильватер за крейсером. Лодка не получила ни одного снаряда» 10.

В 1 час 50 минут дня адмирал Уриу приказал судам стать на якорь у острова Филипп. В 4 часа 30 минут дня в стороне Чемульпо послышался гул взрыва, и густой белый дым заволок небо. Немедленно для расследования этого на рейд были посланы «Акаси» и «Монадзуру» и были даны инструкции судам на случай побега неприятеля. «Акаси» и «Монадзуру», приблизившись к рейду, увидали пылавший «Варяг», но, не видя «Корейца», немедленно донесли о том адмиралу. Подойдя к неприятелю на 4000 метров, разглядели, что «Варяг» значительно накренился на левый борт и погрузился кормой в воду. Из кормовой части верхней палубы и из портов вырывалось пламя. Хотя по-прежнему на нем были подняты флаг и гюйс, но наверху людей не было видно. У кормы английского крейсера стояло много шлюпок, по-видимому занимавшихся перевозкой раненых. «Кореец» был взорван и затонул, только близь острова Ross виднелись 5 брошенных им шлюпок, а пароход «Сунгари» стоял на якоре под маяком. Когда было получено это известие, то команды на всех судах, обратясь к востоку, радостными криками «банзай» приветствовали первую победу. Так как наступала ночь и нельзя было следить за всеми действиями неприятеля, то адмирал Уриу приказал каждому судну быть наготове, а из 14 отряда послал два миноносца к острову Poung do 11, один миноносец из 9-го отряда к острову Иодольми, а прочие два миноносца в проход Flying Fish. Авизо «Чихая» выслал вперед к острову Бундеги 12, чтобы предупредить отряд в случае приближения неприятеля со стороны Порт-Артура. В 8 часов вечера пароход «Сунгари» взорвался и затонул, а наконец и «Варяг» перевернулся и затонул.

 

В записках командира «Варяга», капитана 1 ранга Руднева в общих чертах говорится:

«По возвращении крейсера на прежнее место и по осмотре повреждений выяснилось, что кроме упомянутых ранее подбитых пяти 6-дюймовых орудий и семи 75-мм были еще значительные повреждения. 47-мм пушки совершенно не были годны для стрельбы. Насчитывалось убитыми — 1 офицер и 31 нижний чин, ранеными — 6 офицеров и 85 нижних чинов, легкораненых свыше 100 человек. Так как вступать вновь в бой было невозможно, то, собрав офицеров, открыл совещание, на котором решили уничтожить крейсер. Сначала свезли раненых на присланные с иностранных судов шлюпки, а затем приказал съехать и остальной команде. Судовым механикам приказал открыть кингстоны. Ввиду тесноты рейда взорвать крейсер опасался, чтобы не нанести вреда стоявшим поблизости судам. Судно медленно погружалось в воду, накренившись на левый борт, и в разных местах крейсера были произведены пожары. Наконец, во время прилива крейсер совершенно затонул на глубине 10 сажен» 13.

В донесении капитана 2 ранга Беляева на имя командира «Варяга» говорится: «Став на якорь и получив особое извещение Вашего Высокоблагородия, что "Варяг" будет затоплен, немедленно собрал офицеров лодки и передал им Ваше решение, опросив мнение каждого офицера. В результате все высказались за потопление лодки, каковое мнение разделял и я. Приказав команде покинуть судно, велел взорвать бомбовый погреб, и после двух взрывов лодка затонула. Получив также согласие от агента пароходства Восточно-Китайской железной дороги, приказал командиру парохода "Сунгари" взорвать котлы и затопить пароход. Пароход подожгли, открыли кингстоны, и ночью он затонул».

В. Распоряжения после боя

На рассвете 28 января (10 февраля), когда все миноносцы вернулись со своих постов, адмирал Уриу послал «Чидори» и «Касасаги» в Чемульпо для осмотра, в каком положении находится неприятель. В 7 часов 30 минут утра с прочими судами пошел ко входу на рейд, по дороге оставив для несения сторожевой службы у острова Poung do крейсер «Нийтака». Подойдя к назначенному месту к 10 часам утра, застал там «Кассуга-мару», «Никко-мару» и транспорты, перевозившие войска.

Адмирал Уриу уже знал в общих чертах по беспроволочному телеграфу о передвижениях Соединенного флота у Порт-Артура, подробно же услышал о наших успехах в 12 часов 30 минут дня, по прибытии отрядов истребителей. Собрав командиров судов, он передал им это известие. Вскоре прибыли также 1, 2 и 3-й боевые отряды, и суда обменялись поздравлениями друг друга с победой. В 2 часа дня адмирал Уриу вновь послал крейсер «Чиода» в Чемульпо для дальнейшего осведомления, а прочим судам, ввиду признаков дурной погоды, приказал приготовиться к шторму. 9-й отряд миноносцев был послан укрыть-

ся ко входу в Мозампо 14, «Чихая» был оставлен у рейда, а прочие суда были распределены для сторожевой службы по условным местам.

Крейсер «Чиода» пришел в Чемульпо в сумерках и увидел, что «Варяг» лежит опрокинувшись на месте своей стоянки, едва обнажаясь над водой своей подводной частью. «Кореец» и «Сунгари» затонули на NW от места стоянки иностранных судов, и над водой виднелись только стеньги и концы дымовых труб. Таким образом, неприятельские суда были совершенно уничтожены, но так как команды их находились на иностранных военных судах, то командир крейсера «Чиода» всю ночь находился наготове. На другое утро 11 февраля с «Чиода» был послан офицер с обычным визитом на иностранные военные суда. Ему было поручено передать, что ввиду того, что этот день считается японским национальным праздником «Кигенсецу» (основание Японии), командир просит иностранные суда присоединиться к церемонии, но что ввиду военного времени полного расцвечивания флагами не будет, а будут подняты лишь стеньговые флаги и произведен салют в полдень. В 8 часов утра на «Чиода» были подняты стеньговые флаги, и то же было сделано на стоящих в гавани иностранных судах. Вслед за тем прибыл «Чихая» с приказанием от начальника отряда — в полдень произвести салют и церемонию по положению. В установленный момент на «Чиода» и «Чихая» был произведен салют, причем иностранные суда также салютовали. После полдня капитан 1 ранга Мураками приказал готовиться к выходу в море, выразил благодарность иностранным судам за участие в церемонии и в 4 часа 30 минут снялся с якоря, направившись к месту стоянки 4-го боевого отряда. С наступлением темноты, не найдя отряда, стал на якорь у острова Poung do и на следующее утро, встретив «Нанива», идущего на рейд, донес адмиралу о положении вещей в этом порту.

С самого первого выстрела сражение у Чемульпо, таким образом, оказалось полной нашей победой, почему 10 февраля на имя младшего флагмана 2-й эскадры контр-адмирала Уриу Сотокичи был дарован нижеследующий императорский рескрипт:

«Мы глубоко оцениваем действия 4-го боевого отряда, который не только исполнил свое поручение конвоировать войска в Чемульпо и охранять их высадку, но и, кроме того, нанес поражение неприятельским судам и тем самым заставил их окончательно себя уничтожить».

31 января (13 февраля) адмирал Уриу поднес на это нижеследующий ответный адрес:

«Мы не имеем слов, чтобы выразить наши чувства благодарности Вашему Величеству за то, что Вы соизволили даровать всемилостивейший рескрипт о том, что милостию Вашего Величества отряд, конвоируя войска и охраняя их высадку, нанес поражение неприятелю. Я, верноподданный Сотокичи, с подчиненными мне командами еще более приложим все силы, чтобы оправдать высочайшую милость, о чем я, Сотокичи, с сердечным трепетом осмеливаюсь доложить».

Хотя адмирал Уриу поручил надзор за потопленными русскими судами нашему консулу в Чемульпо господину Като, но так как оставшиеся в живых экипажи этих судов были взяты на иностранные суда, то он полагал необходимым иметь надзор и за ними. С этою целью 31 января (13 февраля) утром послал в Чемульпо лодку «Осима» и посредством одного миноносца в течение дня поддерживал с нею связь.

Затем чрезвычайный и полномочный посланник в Сеуле Хаяси Гонсуке имел совещание с иностранными посланниками, командирами иностранных военных судов и адмиралом Уриу относительно судьбы спасенных русских моряков. На этом совещании было решено, что команды русских судов не должны возвращаться во время войны к северу от Шанхая и должны дать клятву не участвовать более в военных действиях, о соблюдении чего было взято обещание от всех участвовавших посланников. 3 (16) февраля французский крейсер «Паскаль», имея на борту чинов с «Варяга» (8 офицеров и 339 нижних чинов) и «Корейца» (9 офицеров и 160 нижних чинов), всего 516 человек, русского посланника в Сеуле и охранный отряд миссии, вышел в Шанхай. В этом порту он оставил посланника и чинов миссии и пошел далее в Сайгон 15.

Английский крейсер «Amphitrite» (11 000 тонн), взяв старшего офицера «Варяга» и 275 человек команды и 53 человека экипажа с «Сунгари», 20 февраля вышел в Сингапур. Итальянский крейсер «Эльба» с 181 человеком команды «Варяга» (7 офицеров и 174 нижних чинов) 25 февраля ушел в Гонконг. Среди взятых на «Паскаль» русских чинов находились 24 человека тяжелораненых, за которыми необходим был хороший уход. Поэтому русский посланник через своего английского коллегу мистера Джордана получил согласие японских властей на лечение их в береговом госпитале. Перед уходом крейсера раненые были перенесены в госпиталь Красного Креста. Адмирал Уриу послал от себя старшего доктора с «Нанива» Ямамото Ейске узнать о состоянии раненых, после чего послал им разные подарки и необходимые вещи.

 


1 Город Мокпо лежит в 6 милях вверх по течению от входа и является открытым для торговли портом. Широта его 34° 47' N и долгота 126° 20' О; расстояние от Чемульпо на юг около 190 миль.

2 Остров Иодольми расположен в 7 милях на юг от рейда Чемульпо; небольшой остров, высотою около 213 ф. Хотя с севера и с запада от него море и опасно для плавания, но с восточной стороны между самым островом и мелководным заливом Императрицы проходит фарватер, годный для больших судов. Залив Императрицы находится к югу от рейда Чемульпо и, сливаясь с ним, образует большой плес, с многочисленными отмелями, между которыми пролегают узкие фарватеры; однако эта местность еще не исследована. К северу и западу от острова Иодольми имеется много мелей, препятствующих доступу в реку Хан. Остров Baker лежит в 32 милях на SW от острова Poung do, расположенного при входе в залив Газам (Prince Jerome Chamcl), высота его 228 ф.

3 Остров Pinnacle лежит на широте 34° 47' 30" N и долготе 125° 48' 30" Ost, высота его 328 футов, форма коническая.

4 Предыдущая выписка передаёт содержание донесения, но последующей фразы в донесении капитана 2 ранга Беляева на имя командира крейсера «Варяг» нет, а далее в нем говорится: «Предполагая, что все вышеозначенные маневры вытекали исключительно из желания японского адмирала не пустить вверенную мне лодку в море, с одной стороны, а также находясь в полном неведении о разрыве отношений Японии с нашим правительством, с другой стороны, я повернул обратно на рейд, но на циркуляции лодки одним из 4 миноносцев, продолжавших атаку, была выпущена первая мина, прошедшая за кормой на расстоянии 4 саженей. Сейчас же пробил боевую тревогу, — это произошло в 4 часа 35 минут дня; через 2 минуты батарея была готова, но в это время была выпущена вторая мина с того же миноносца, прошедшая так же, как и первая, а за ней и третья с другого миноносца. Третья мина была пущена перпендикулярно к правому борту и шла на правый трап, но, не дойдя до борта 2-3 саженей, пошла ко дну. Атака миноносцев производилась в расстоянии 1-2 кабельтовых.

После выпущенной с миноносца второй мины сделал сигнал "открыть огонь" и потом дал "перестать стрелять", так как лодка входила на нейтральный рейд Чемульпо. Нечаянно, после сигнала "перестать стрелять", было сделано два выстрела из 37-мм револьверной пушки».

5 Остров Shopaiul лежит на широте 37° 1' N и долготе 126° О, голый, необитаемый остров. На нем две вершины — северная, высотой в 650 футов, и южная, около 780 футов.

6 Остров Филипп лежит па широте 37° 22' N и долготе 126° 26' О в трех милях на W 1/2 к N от острова Иодольми, высота его 150 футов, форма конусообразная.

7 «Варяг» и «Кореец» снялись до полдня, именно в 11 ч. 20 м. утра.

8 По нашим сведениям: были попадания в крейсер «Асама» и в четвертый по порядку строя крейсер.

9 На самом деле в записках говорится: «По окончании обеда команды ее вызвали наверх и командир обратился к ней приблизительно с такими словами: "Сегодня получил письмо японского адмирала о начале военных действий с предложением оставить рейд до полдня. Безусловно, мы идем па прорыв и вступим в бой с эскадрой, как бы она сильна ни была. Никаких вопросов о сдаче не может быть — мы не сдадим крейсера, ни самих себя и будем сражаться до последней возможности и до последней капли крови. Исполняйте ваши обязанности точно, спокойно, не торопясь, особенно комендоры, помня, что каждый снаряд должен нанести вред неприятелю. В случае пожара тушить его без огласки, давая мне знать. Помолимся Богу перед походом и с твердой верой в милосердие Божие пойдем смело в бой за веру, царя и отечество. Ура!"»

10 На самом деле в донесении командира мореходной канонерской лодки «Кореец» командир крейсера -«Варяг» говорится о бое следующее: «В 11 часов 20 минут, по сигналу Вашего Высокоблагородия, снялся с якоря и вступил в кильватер вверенному Вам крейсеру. Опередив на некоторое время "Варяг", в И часов 45 минут утра, в ответ на выстрел японской эскадры, открыл огонь из правого погонного 8-дюймового орудия, идя средним ходом. После того как "Варяг" обогнал меня, дал полный ход, стараясь сохранить между судами малую дистанцию. Ввиду получавшихся недолетов и доклада артиллерийского офицера лейтенанта Степанова об его опасении, что при продолжении стрельбы по такой дистанции снарядов может не хватить, на случай сближения с противником, а также чтобы недолетами не поднимать дух неприятеля, временно прервал стрельбу. По дальнейшем сближении с противником вновь открыл огонь, ведя стрельбу из погонного и ретирадного орудия фугасными снарядами.

Пройдя остров Иодольми, увидел Ваш сигнал: меняю курс вправо, и, избегая соствориться с Вами для неприятеля, а также предполагая у Вас повреждения в руле, положил право на борт и, уменьшив ход до малого, описал циркуляцию в 270°.

Все это время безостановочно поддерживал огонь из 8-дюймовых погонных и 6-дюймового ретирадного орудия; было попутно сделано 3 выстрела из 9-фунтовых пушек, но за большими недолетами стрельбу из них прекратил. В 12 1/4, следуя движению "Варяга", повернул на рейд, продолжая стрелять сначала из левого 8- и 6-дюймовых орудий, а затем из одного 6-дюймового. В 12 часов 45 минут дня одновременно с японской эскадрой прекратил огонь. Японская эскадра оставалась под парами за островом Иодольми.

В продолжение часового боя во вверенную мне лодку не попало ни одного снаряда, было 3 недолета, а остальные - перелеты, хотя из последних многие были незначительны. В 1 час дня стал на якорь на рейд Чемульпо».

11 Остров Poung do был местом первого морского боя в войну 1894-1895 гг. и потому получил всеобщую известность. Он лежит при входе в Чемульпо с Восточного фарватера и в то же время занимает позицию при входе в бухту Асан. Ширина острова около 3/4 мили, высота 572 фута.

12 Остров Бундеги — самый южный из островов группы Fcrricres на краю архипелага Prince Imperial. Широта его 36° 55' 45" N и долгота 125° 47' 30" Ost. Высота 197 футов, форма коническая. Остров Бундеги — самый южный из островов группы Fcrricres на краю архипелага Prince Imperial. Широта его 36° 55' 45" N и долгота 125° 47' 30" Ost. Высота 197 футов, форма коническая.

13 Все это сведено из разных мест записок и рассказано своими словами.

14 Мозампо лежит на широте 37° 11' N и долготе 126° 38' 30" Ost, к югу от Чемульпо в 17,5 мили, между островами Chanoine (высота 217 футов) и Кокайсоо-до (высота 221 фут; ширина рейда около 450 метров и глубина от 2 до 8 сажен).

15 Город Сайгон находится во французских владениях в Индокитае и расположен вдоль реки Алое-Чиноис. Северная часть гавани имеет от 5 до 7 сажен, на ней поставлены бочки для стоянки судов, и ею пользуются как военною гаванью. Южная часть служит коммерческою гаванью, в ней пароходы ставятся на бочки с носа и с кормы или швартуются к пристаням.

 

  В библиотеку
Карта