Ночной бой миноносцев

Состояние материальной части

События предшествующие бою. Погода

Бой

Действия других кораблей

Краткие выводы

Примечания

Схемы

Оглавление

 

 

 

 

 

 

4.6. Краткие выводы

Слишком очевидно, что четыре русских миноносца, действуя на ограниченном пространстве, не могли сорвать все планы противника. Обстрел крепости состоялся. Но можно быть уверенным в другом: стычка явилась своеобразной точкой отсчета, началом иной фазы войны. Неприятель в первый раз получил активный отпор, затем, по мере того как вице-адмирал С.О.Макаров начал брать инициативу в свои руки, порт-артурская эскадра старалась уже действовать на опережение противника. Таким образом, действия русского флота стали все более и более приниматься врагом в расчет.

Безоговорочная удача ночного поиска отряда капитана 1 ранга Н.А.Матусевича заслонили, быть может, доведенная до конца стрельба по Порт-Артуру и материальный успех - уничтожение утром того же дня миноносца "Стерегущий".

Японская сторона за 15-20 минут боя успела натворить массу ошибок:

1.          Боевая задача атаковать русские сторожевые корабли не выполнена.

2.          За месяц войны миноносцы так и не сумели научиться ходить с минимальным количеством огней, и они были обнаружены уже с внешнего рейда Порт-Артура.

3.          Неудовлетворительное несение сигнальной вахты.

4.          Безрасчетное маневрирование, отсутствие не только управления силами со стороны начальника отряда в каждый момент боя, но и проведение контрмер по сколько-нибудь определенному плану. Внезапный огонь с русских миноносцев действительно привел японцев в полное замешательство, выразившееся в уменьшении хода и попытке избежать схватки. Решения капитан 1 ранга Асай принимал на основе не истинных, а кажущихся сведений, что не позволило точно определить состав русского отряда. (Стремление приукрасить события сильно влияло на историков, почему в официальном историческом труде встречаются явные логические противоречия: начальник отряда решил не уклоняться от боя, но, находясь в полном освещении луны и не видя противника, сначала дал команду застопорить ход, а затем продолжал движение на W, исключающее использование оружия. Реакция на атаку должны была быть иной: следовало попытаться выйти из сферы огня поворотом вправо и уходом в темную часть горизонта).

5.          Никто не применил минное оружие, хотя и были к тому возможности.

6.          Корабли отряда действовали без всякой взаимовыручки, каждый был только за себя; ни один из командиров миноносцев не решился обострить ход боя, как "Властный".

7.          Перехватить инициативу японцам не удалось.

Кстати, в книге «"Акацуки" перед Порт-Артуром» нет упоминания о бое 26 февраля. Записи за 29 число, когда миноносец привели на буксире на ремонт в Сасебо, полны злости на никуда не годный корабль и небрежные заводские работы. С чего бы это?..

Единственное достоинство у японцев- хорошая стрельба. Надо признать: артиллерийское искусство неприятеля не раз позволяло ему выходить из трудных положений.

Коротко можно оценить ход боя и маневрирование русских миноносцев, если вспомнить известные тактические принципы:

·          сосредоточение превосходных сил на части сил противника;

·          взаимная поддержка;

·          упор делать на свои сильные стороны, стараясь, чтобы неприятель не воспользовался слабыми;

·    внезапность атаки.

Рассуждать на тему первого пункта требований не представляется возможным, так как за редким исключением ни один документ русско-японской войны не хранит информации о планах перед боем командиров кораблей, отрядов, эскадр. Тогда это еще не являлось правилом. Однако удачное попадание неприятельского снаряда, лишившее "Выносливый" хода, не оставило никаких надежд идее (даже если она и была) обрушиться всем отрядом на головной японский миноносец.

Командование эскадрой, офицеров отряда миноносцев тоже есть за что упрекнуть:

1.          Недостаточно развитая разведывательная сеть не позволяла готовить атаки на основе точных сведений о враге (то есть знание состава неприятельских сил, их расположения), почему бой и для нападающей стороны имел все признаки экспромта.

2.          Слабые навыки командиров в управлении миноносцами ярко проявились в навигационной аварии, допущенной из-за ошибки командира "Внимательного", а задуманный лейтенантом В.А.Карцовым таран неприятеля так и не удался.

3.          Отзыв командиром "Властного" минного офицера себе в помощь, хотя объяснимый и понятный тем сложным маневром, который предстояло исполнить миноносцу, обезглавил минеров (хорошо, что один из механиков оказался на высоте положения и, обладая необходимой инициативой, сумел поразить цель).

4.          Ход событий показал, что лучшим планом действий могло стать сближение на эффективную дистанцию стрельбы минами на фоне артиллерийского боя, которое в случае промаха заканчивается тараном, то есть курс "Выносливого" по завершении поворота вправо должен быть не параллельным японскому, а пересекающимся.

5.          Почти все миноносцы не применили самодвижущиеся мины, значит, полностью не использовали свой потенциал, а только треть его, почему потери в кораблях и в людях у японцев могли быть большими, то есть "вес" боя был бы иным.

Нужно также признать, что отряд очень быстро лишился единоначальника, который был ранен. Но это не замечание, а констатация факта. Вопрос очень сложный: часто истинное место командира становиться ясным лишь по завершении боя. Однако на повестке дня появилась новая проблема: как сохранить управление силами бою, где должен в конце концов находиться флотоводец и его штаб?

Во всем остальном миноносцы оказались на высоте. Нельзя в этой связи не отметить сильные стороны отряда капитана 1 ранга Н.А.Матусевича, вынудивших противника в беспорядке отойти, а самому остаться хозяевами рейда:

1.          Задача выполнена, а тактика, несмотря на недостатки, превосходила японскую.

2.          Наши миноносцы являлись в течение всего боя активной стороной, их маневрирование было простым и эффективным, направленным на решение главной задачи.

3.          Диапазон возможных курсов, приближающих наш отряд к неприятелю, довольно широк, и Н.А.Матусевич сумел этим воспользоваться, неразрывно и последовательно осуществив все стадии тактического и боевого маневрирования, а значение начальных курсовых углов (при обнаружении неприятеля) лежит в пределах 11 и 64о левого борта.

4.          Экипажи продемонстрировали взаимозаменяемость специалистов, хорошие навыки в эксплуатации оружия и технических средств, в борьбе за живучесть кораблей.

5.          Схема атаки японского миноносца лейтенантом В.А.Карцовым полностью соответствовала обстановке.

6.          Предпоходный инструктаж командиров не был пустой формальностью и позволил миноносцам почти сразу после боя соединиться.

Расчет вице-адмирала С.О.Макарова, что посланный им в море отряд встретит неприятеля, был верным, так как японские миноносцы день и ночь находились в порт-артурских водах: "имеет решение только точно поставленная задача"[322]).

На "Властном" не сомневались в потоплении миноносца. Если верить японцам, он остался, на плаву. Возможно, "Асасиво" уцелел: статистика войны показала, что одного попадания миной бывает недостаточным для уничтожения миноносца. Например, 10 июля 1904 г. пораженные тем же оружием в бухте Тахэ "Лейтенант Бураков" и "Боевой" приняли участие в часовой перестрелке, находясь на якоре. С рассветом первый миноносец разломился, а другой моряки смогли отбуксировать в базу[323].

Не один десяток нижних чинов и почти все офицеры[LXXI] получили за бой награды и повышение в чинах. Н.А.Матусевич надел контр-адмиральские погоны[LXXII]. И только после войны два офицера были еще раз отмечены. Инженер-механик "Выносливого" П.Блинов стал кавалером ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени.

Лейтенант В.А.Карцов, сумевший так маневрировать в скоротечном бою, что оказалось возможным комбинированно применить или пытаться использовать все штатное оружие корабля (артиллерия, мины, таран) и добиться успеха, по праву заслужил такую же высокую награду[LXXIII], ибо командир всегда стоит во главе всего - и недостатков, и успехов. Боевой офицер последовательно поднялся по служебной лестнице и в 1914 году стал последним Директором Морского корпуса, а в 1916 г. получил чин вице-адмирала. Жизненный путь В.А.Карцова прервался в 1936 г.

 

rss
Карта