Состояние материальной части, кораблей

Уровень боевой подготовки, морально-
психологические качества. Погода

Бой

Действия 1-й эскадры после дневного боя

Действия японских сил после дневного боя

Краткие выводы

Примечания

Схемы

Оглавление

5.5. Действия 1-й эскадры после дневного боя

Как уже известно, капитан 2 ранга Е.П.Елисеев решил не посвящать свой отряд в новые планы контр-адмирала В.К.Витгефта. Только поэтому координированных действий 1 и 2-го отделения миноносцев уже быть не могло. Непроизвольно способствовал разъединению миноносцев "Аскольд": курс прорыва крейсера пролегал как раз между ними. Уступая дорогу, миноносцы срочно отвернули в разные стороны, после чего 1-е отделение пошло за броненосцами, выполняя последнее распоряжение командующего, а 2-е - двинулось за крейсерами, потому что старший отделения лейтенант А.С.Максимов 3-й руководствовался старой информацией.

"Разобравшись в обстановке, ввиду полной неизвестности, куда теперь направится наша эскадра, и не зная, где с ней можно встретиться в случае разлучения с ней для атаки неприятеля, а равно опасаясь в темноте вместо неприятельской атаковать свою эскадру, капитан 2 ранга Елисеев решил с оставшимися при нем 4-мя миноносцами идти на соединение с нашими броненосцами, которые, по-видимому, шли по направлению к Порт-Артуру.

Подойдя к броненосцу "Цесаревич", капитан 2 ранга Елисеев оставил при нем миноносец "Грозовой", затем по очереди оставил миноносцы "Бойкий" и "Властный", а сам направился к головному броненосцу "Ретвизан", ушедшему далеко от остальных судов эскадры…"[390]. Ошибка решения, основой которого послужили неоправдавшиеся прогнозы, сразу дала себя знать. "Ретвизан" принял миноносец за неприятельский и обстрелял. "Выносливый" увеличил дистанцию до броненосца и далее шел до Порт-Артура один. Нечто похожее происходило и с другими миноносцами.

"Грозовой" присоединился к крейсеру "Диана", а "Бойкий" оказался рядом с "Палладой". В итоге капитан 2 ранга Е.П.Елисеев растерял свое отделение.

Броненосец "Ретвизан", отделившись от эскадры, подошел к Порт-Артуру на следующее утро, отразив за ночь три атаки миноносцев. Корабль эффективно защищался, сочетая маневр с артиллерийским огнем.

Несколько позже другая группа кораблей в составе броненосцев "Пересвет", "Победа", "Полтава" и миноносца "Властный" появилась на внешнем рейде базы. Им также ночью пришлось отражать врага. "Этих атак уже не так опасались после боевого 6-месячного опыта военных действий у Квантуна, так как миноносцы никогда близко не подходили к броненосцам. Поэтому стрельба по ним была спокойная и, по-видимому, меткая и действительная. Боевых фонарей ни разу за ночь не открывали"[391]. Уклонение от самодвижущихся мин производилось грамотно: корабли приводили миноносцы за корму и открывали по ним артиллерийский огонь.

Возвратились в Артур броненосец "Севастополь", крейсер "Паллада", миноносцы "Выносливый", "Бойкий" и транспорт Красного Креста "Монголия".

Иная судьба была уготовлена броненосцу "Цесаревич". Корабль продолжил путь во Владивосток. За ночь ему пришлось выдержать пять минных атак. Флагман 1-й эскадры оказался "не в состоянии дойти до Владивостока, главным образом, из-за повреждения фок-мачты и недостатка угля: мачта была пробита снарядом под верхним мостиком почти по всей окружности и угрожала падением, так как держалась почти только одним верхним мостиком; расход же угля увеличился на броненосце в чрезвычайной степени, от сильного повреждения труб и отсутствия естественной тяги, а при искусственной тяге уголь, очень мелкий, выносился из топок в трубу, не успевая сгореть. При таких условиях на броненосце не хватило бы угля на переходе во Владивосток. Вследствие этих причин командир "Цесаревича", оправившийся к утру, направил броненосец в Киао-Чао[C], где затем он был разоружен"[392].

С крейсером "Диана" случилась другая оказия, но тоже связанная с запасами топлива: расчеты показали, что "черного золота" могло не хватить до Владивостока. Конструктивные недостатки корабля ограничили боевую дальность плавания. "…Было весьма трудно использовать уголь, находившийся в запасных угольных ямах, так как для этого пришлось бы перегружать через верхнюю палубу 260 т угля из запасных угольных ям в обыкновенные, для чего надо было употребить всю команду и беспрерывно работать три дня"[393]. Вот почему, не слишком пострадав в дневном бою, отбившись в ночь с 28 на 29 июля от 19 японских миноносцев, крейсер дошел только до Сайгона, где 28 августа (!) и разоружился.

"Грозовой", продержавшийся около "Дианы" всю ночь, затем, с разрешения командира крейсера, пошел в Киао-Чао, потому что на миноносце обнаружили неисправности в холодильниках и двух котлах. Дойти до порта "Грозовому" помешал японский крейсер, долгое время его преследовавший. Тогда командир выбрал пунктом захода Шанхай и на пути туда никого уже не встречал. Корабль был также разоружен.

…У двух наших крейсеров, прорвавшихся сквозь кольцо неприятельских кораблей и сумевших уйти от погони, дороги вскоре разошлись.

"Аскольд" после боя с превосходящим противником получил серьезные повреждения в корпусе. Плохая тяга разбитых дымовых труб привела к чрезмерному расходованию угля. Корабль требовал срочного ремонта в доке, хотя и не позволил догнать себя японским крейсерам "Акаси" и "Идзуми". Тогда контр-адмирал Н.К.Рейценштейн решил зайти в Шанхай. А вскоре "Аскольд" постигла участь всех русских кораблей в порту нейтрального государства: он был разоружен.

Нужда осмотреть холодильники, изношенные непрерывной службой под Порт-Артуром, вынудила "Новик около 11 часов вечера уменьшить ход. Хотя с "Аскольда" перестали видеть корабль, следующий в кильватере, начальника отряда крейсеров это ничуть не встревожило. Адмирал не стал выяснять причины отставания, чтобы дать командиру мателота новые инструкции, а предполагал, что "Новик", "имея преимущество в ходе, может скорее прорваться Корейским проливом, пока туда не дошло известие о прорыве"[394], и не настаивал на организованном следовании.

Затем, сделав деловой заход в Киао-Чао, "Новик" погрузил 250 т угля (экипаж занимался тяжелой работой всю ночь, но принять полный запас не удалось) и взял курс на Владивосток. Командир крейсера капитан 2 ранга М.Ф.Шульц 1-й предпочел выбрать маршрут вокруг Японии. "Для сокращения пути держались ближе к берегам Японии; прошли в виду Токио, ожидая, что нас заметят и вышлют погоню, встречались с коммерческими пароходами, но останавливать их, дабы отнять уголь, под самым берегом Японии, было бы безрассудно. Это было возможно, пройдя Сангарский пролив, но там мы уже ни одного парохода не встретили"[395], - писал очевидец.

7 августа "Новик" начал запасаться углем в Корсаковском посту. За несколько дней до этого наш корабль был с берега замечен японцами. В погоню за ним направились два крейсера, один из которых - "Цусима" - и обнаружил "Новика". Произошел неравный бой. Русский крейсер заставил неприятельский корабль отойти, нанеся тому ряд серьезных повреждений. Но и у "Новика" вышло из строя рулевое управление, а осмотр корпуса показал, что одну из пробоин заделать своими силами никак невозможно. С мостика нашего корабля уже видели свет прожекторов нового противника - это подходил "Читосе". Исход предстоящей схватки был предрешен, и командир распорядился уничтожить крейсер, который и был затоплен на глубине 28 футов.

…Встречная зыбь помешала миноносцам "Бесшумный", "Бесстрашный", "Беспощадный" и "Бурный" следовать большим ходом за "Цесаревичем", почему они повернули на восток. Командир отделения А.С.Максимов 3-й решился при случае атаковать японские броненосцы. Однако ночью такой возможности не представилось. "Бесшумный", после того как мимо наших кораблей пронеслись японские миноносцы, отделился. Вскоре отстал и "Бурный". "Беспощадный" и "Бесстрашный" пошли во Владивосток самостоятельно.

29 июля "Бурный", выскочивший на камни у берегов Шантунга, был взорван. Экипаж пешком добрался до порта Вэй-Хай-Вэй.

Крейсер "Касуга" 29 июля настойчиво преследовал "Бесшумный". Погоня истощила запасы угля миноносца. Когда неприятель остался далеко позади, пришлось остановить правую машину, не выдержавшей форсированного хода. С таким состоянием материальной части "Бесшумный" смог дойти только до Киао-Чао. "Напрягая все силы машинной команды, командир надеялся приготовиться к выходу к 4 часам дня, но 2 августа в 10 часов 30 минут утра на миноносце было получено письменное уведомление губернатора о том, что по соглашению с нашим правительством, все наши корабли должны разоружиться к 11 часам утра"[396].

Максимально возможной ход пришлось давать и "Беспощадному" с "Бесстрашным", когда их начали преследовать японские крейсера "Якумо" и "Читосе". Нехватка топлива также послужила основанием для захода наших кораблей в Киао-Чао.

В этом порту все три порт-артурских миноносца также были разоружены.

Потери 1-й эскадры в людях[397] в бою 28 июля указаны в табл. 17.

 

Таблица 17

 

Сведения о потерях 1-й эскадры в бою 28 июля 1904 г.

 

Наименование

Офицеры

Нижние чины

Умерло от ран

Всего

корабля

убито

ранено

убито

ранено

офицеров

ниж чинов

 

"Полтава"

-

6

12

52

1

4

70

"Севастополь"

-

3

-

69

-

2

72

"Победа"

 

1

3

42

-

3

46

"Пересвет"

 

15

10

98

1

8

123

"Ретвизан"

-

6

6

56

-

1

68

"Цесаревич"

3

11

9

47

1

1

70

"Паллада"

-

-

4

10

-

-

14

"Диана"

1

-

4

22

-

4

27

"Аскольд"

1

4

11

51

-

-

67

"Новик"

-

1

2

-

-

-

3

Всего

5

47

61

447

3

23

560

 

 

 

rss
Карта