XIII

Неудачное оправдание

В №55 "Военного Голоса" (10 марта) помещена статья г. В.Новицкого "Тенденциозные обвинения", в которой он упрекает меня за пристрастное будто бы отношение к академии генерального штаба.

Однако, внимательно прочитав эту статью, я прежде всего убедился в том, что критик, по существу, со мной совершенно согласен, ибо признает, что "наша академия генерального штаба как по системе своего обучения, так и по внутреннему своему быту устарела и не отвечает потребностям времени", что "бессистемность академического преподавания не подлежит сомнению", что в академии "много схоластики и метафизики".

Затем все замечания г.Новицкого касаются лишь частностей дела. Постараюсь дать на них краткий ответ:

1) Г.Новицкий говорит, что некоторые места моей статьи производят на него впечатление, "будто" я борюсь не с системой, а с лицами, руководящими делом в академии. Не понимаю, при чем тут впечатление, когда в моей статье открыто и прямо сказано, что реформа академии должна начаться с удаления доброй половины теперешних профессоров, при коих никакая самая идеальная "система" не поможет.

2) По вопросу о преподавании русского военного искусства могу сказать, что я окончил академию не так еще давно (в 1889 г.), а между тем этого предмета мы совсем не проходили. Затем, как видно из имеющегося у меня официального документа, только с 1894 года в академии начали понемногу вводить в курс различные отделы этой науки, но и по сие время еще не возвысились до Отечественной войны (?!), которая остается лишь в проекте.

3) Относительно статистики я думаю, что в академии следует изучать все вероятные театры действий, а не какие-то излюбленные. Времени на это должно хватить, если только будут заниматься сущностью дела, а не деталями.

Между тем у нас некоторых театров (например, Маньчжурии) совсем не изучали, а относительно других доходили до курьезных подробностей. Г.Новицкому должно быть известно, что в западной пограничной полосе чуть ли не каждая реченька, каждая лесная дача рассматриваются как оборонительная линия. Мне приходилось неоднократно лично убеждаться в том, что многие из этих оборонительных линий не представляют никакого препятствия для действия войск; между ними есть даже речки, которые вследствие вырубки лесов почти совершенно пересохли.

Бесцельное зазубривание названий сотен рек, да еще со всеми переправами и бродами, ведет не только к напрасному обременению памяти учащихся, но и приносит огромный воспитательный вред. Наши офицеры генерального штаба еще на школьной скамье приучаются считать каждую ничтожную местную преграду за оборонительную линию.

Не этим ли отчасти объясняется грустный факт, что в последнюю войну, вместо того чтобы видеть залог успеха в маневре и ударе, мы все время искали в Маньчжурии какие-то жалкие оборонительные линии!

Что касается разных цифровых подробностей, которыми переполнены курсы статистики и администрации, то огромному большинству их место совсем не в учебниках, а в справочных изданиях.

4) В "Сборнике новейших сведений о вооруженных силах иностранных государств" за 1903 и 1904 годы действительно сказано, что численность японской армии в военное время составляет около 350 тыс. человек. Однако общая численность и те силы, которые государство может выставить на известном театре войны, далеко не одно и то же.

В официальных сферах полагали, что десантная операция столь большими силами совершенно невозможна, что японцам придется много войск оставить для обеспечения своего тыла (в Японии, Корее и Южной Маньчжурии), что для армии указанной выше численности в Японии не хватит офицеров и т.п. Ввиду всего этого рассчитывали, что японцы ни в коем случае не будут в состоянии выставить в Маньчжурии более 150 тысяч человек. Это мнение высказали мне совсем не какие-то "случайные" люди, а лицо, стоявшее во главе дела

Затем г. Новицкий говорит, что "в минувшую кампанию мы никогда не страдали от недостатка сведений о противнике". Такое утверждение является для меня, пробывшего на войне от самого начала до конца и участвовавшего во всех сражениях от Вафангоу до Мукдена, просто изумительным!!

Вообще г. Новицкий взял на себя совершенно невыполнимую задачу: защищать нашу военную "осведомленность".

5) В ответ на мой упрек, что в течение целой четверти века академия не сумела воспользоваться опытом нашей последней турецкой войны, г. Новицкий возражает, что в этом, собственно говоря, виновата военно-историческая комиссия, которая до сих пор еще не окончила истории этой войны.

Мне лучше всякого другого известна неудовлетворительная организация работ указанной комиссии, однако в этом бесспорном факте я не вижу никакого оправдания для академии. Как будто бы роль академических профессоров заключается лишь в том, чтобы, вооружившись ножницами, вырезывать куски из готовых уже сочинений!! Я смотрю на академию гораздо шире. На мой взгляд, она является не только высшей школой, но и ученым учреждением, которое обязано само двигать вперед военную науку и служить проводником новых идей в войска.

6) Г.Новицкий говорит: "Для толкового и своевременного изучения русско-турецкой войны нужно было кое-что более существенное, чем доброе желание профессоров".

Действительно, нужно было гражданское мужество. Ведь не побоялся же я десять лет тому назад, при суровом режиме Ванновского, выступить на кафедре и в печати с резкой критикой (насколько правильной — это другой вопрос) наших действий на Дунайском театре. Почему же господа профессора не последовали моему примеру, а, наоборот, воспользовались этим случаем совершенно иначе?! Почему в то время они разбирали позорные с точки зрения военного искусства события этой войны не иначе, как в духе: "Гром победы, раздавайся, веселися, храбрый росс"?!

7) Относительно упрека в сгущении красок я должен сказать, что это вопрос субъективный: г. Новицкий находит, что для академии довольно и темно-серого цвета, а я полагаю, что для этого в природе не существует красок достаточно черных.

8) Наконец, что касается "голословности" некоторых моих обвинений, то г. Новицкому, долго бывшему сотрудником "Руси", должно быть хорошо известно, что фельетон большой политической газеты нельзя загромождать цитатами и ссылками на источники. Подобных статей никто не станет читать. Однако из этого вовсе не следует, чтобы фельетон, лишенный этих аксессуаров, был неосновательным.

Кроме того, я имею смелость думать, что так как вся моя литературная и лекторская деятельность шла и продолжает идти в прямой ущерб моей личной карьере, то большинство офицеров русской армии поверит мне и без ссылок на страницы.

Заканчивая этим мой ответ, не могу не выразить крайнего удивления по поводу того, что г. Новицкий, будучи, по существу, совершенно со мною согласен, тем не менее пытается путем разных пространных софизмов ослабить общее впечатление моей статьи.

Как мне приходилось слышать со всех сторон, "теперешняя" академия уже бесповоротно осуждена общественным мнением всей армии и всеми лучшими офицерами нашего генерального штаба, способными отрешиться от узкокорпоративной точки зрения. При таких условиях выступать в печати добровольным адвокатом заведения, одурманивающего и обезличивающего своих учеников, есть предприятие, по меньшей мере безнадежное.


Оглавление

 

rss
Карта