«Варяг» покидает Америку

Наконец, наступил день, который все так долго ждали. Вечером 10 марта «Варяг» навсегда покинул Филадельфию. Обмен прощальными салютами с «Ричмондом», и за кормой остались военный рейд, форт Мифлин, предместья города. Ночь провели на якоре, а в полдень 11 марта остановились у г. Льюиса перед выходом в залив Делавер. 14 марта, переждав густой туман, вышли в залив для испытания электрического рулевого привода. При скорости 13 узлов время перекладки руля от 0 до 10° составило 10 сек, а от 32° правого борта до 34° левого — 31 сек 1.

Время перекладки отмечали от момента подачи команды до остановки стрелки указателя положения пера руля. Когда закончились эти последние испытания и на берег съехали члены комиссии И. С. Скороходов, П. П. Македонский, крейсер вышел в океан.

Утром следующего дня, обменявшись салютом с батареей форта Монро, отдали якорь на знаменитом Хэмптонском рейде. Здесь во время гражданской войны между Севером и Югом 9 марта 1862 г. произошел первый в истории бой паровых броненосных кораблей, в котором башенный «Монитор» северян продемонстрировал превосходство над обшитым броней деревянным фрегатом южан «Виргиния». Этот бой дал толчок широкому развитию броненосных башенных кораблей на всех флотах мира.

20 марта, закончив прием гостей, среди которых был и посол А. П. Кассини, начали грузить уголь. Для перехода через океан взяли полный запас—1300 т. Прозвучали последние команды, прощальный салют крепости, и берега американского континента остаются за кормой корабля. На борту крейсера 565 человек. Из них 11 флотских офицеров; приравненные к офицерским званиям гражданские чины: два врача, три содержателя 2, три инженера-механика, священник, а также пять кондукторов 3, 55 унтер-офицеров, 482 матроса и три пассажира — представители заводов Крампа, «Дженерал Электрик» и Никлосса.

Старшим офицером был 39-летний лейтенант Евгений Крафт, вахтенными начальниками состояли лейтенанты Иван Назимов, Сергей Хмелев, Анатолий Постельников; вахтенным офицером (помощником вахтенного начальника) — мичман Александр Ко-ванько, ревизором — лейтенант Дмитрий Васильев. Штурманской боевой частью заведовал 29-летний лейтенант Сергей Свербеев, артиллерийской — лейтенант Оттон Рихтер, минной — лейтенант Сергей Долгобородов. Младшим штурманом был 22-летний мичман Анатолий Екимов, старшим механиком — Николай Лейков, младшим — Владимир Роднин, трюмным механиком— Яков Солдатов 4. Старший врач — Август Зорт, младший—Александр Жук, машинный содержатель — Федор Маркелов, шкипер — Константин Ладанов, комиссар 5 — Андрей Денисов, священник — отец Вассиан.

Многие молодые матросы, начинавшие на «Варяге» свою службу, прошли с ним впоследствии весь путь до героического боя у Чемульпо.

Из офицеров, принимавших корабль в Филадельфии, лишь механикам и содержателям довелось участвовать в знаменитом бою. Остальные офицеры в соответствии с правилами ценза начали меняться еще в Кронштадте, и последним из первого экипажа уже в Порт-Артуре покинул «Варяг» его первый командир В. И. Бэр 6.

В первый же день пути океан встретил крейсер свежим норд-вестом, который, постепенно заходя к югу, усилился до шторма. Небо покрыли тяжелые тучи, часто шел дождь, порывы ветра доходили до 11 баллов. Крейсер, по отзывам В. И. Бэра, проявил «блестящие морские качества» — легко всходил на волну, не позволял воде вкатываться на палубу; качка была плавная и спокойная, размахи ее не превышали 22°.

Хуже приходилось молодой команде крейсера, многие из которой впервые оморячивались в океанском переходе. Труднее всех было, конечно, кочегарам; с лопатами в руках они балансировали у огнедышащих топок, перекидывая в них за вахту не одну тонну угля. Его дешевизна, ради, которой и заходили на Хэмптонский рейд, обернулась скверным качеством — горение было плохое и подбрасывать уголь в топки приходилось почти непрерывно.

В машинном отделении уже в начале перехода обнаружилось опасное перегревание якорей электродвигателей двух вентиляторов, расположенных в тесных выгородках на верхних площадках. Выручили переносные вентиляторы, с помощью которых в течение всех четырех суток перехода непрерывно охлаждали продолжавшие работать двигатели. Их якоря заменили на стоянке.

Перерасход угля заставил сделать 3 апреля внеплановый заход на Азорские острова. Шторм прервал погрузку, и несколько дней крейсер отстаивался на якоре, имея в готовности главные машины. Но якорь Холла держал надежно, полностью оправдав выбор МТК.

Утром 8 апреля снялись с якоря, 13 апреля точно по счислению открылся Эдистонский маяк, а на следующий день пришли в Шербург. В воротах порта разошлись с уходившим в Атлантику крейсером «Генерал-адмирал» и, обменявшись салютами с флагманским французским броненосцем «Амираль Трехуар», стали на бочку.

Немедленно приступили к рассчитанной на две недели переборке механизмов. Вскрыли цилиндры главных машин, а в цилиндрах высокого и среднего давления разобрали поршни; заменили все поршни в цилиндрах пародинамо, а старые поршни отослали на завод Крампа 7. Перебирали воздушные насосы и кипятильники, проверяли соединения паровых труб, чистили колосники и циркуляционные трубки некоторых котлов, выправляли топочные дверцы. Одновременно грузили уголь, заказанный через консула в Англии — в порту могли предложить лишь 400 т выветрившихся брикетов.

Прибытие «Варяга» не прошло незамеченным. Новейший корабль дружественной нации, он был для французов еще и носителем оригинальных котлов системы Никлосса, достоинства которых, как подчеркивала газета «Монитор де ля Флот», подтверждались их безукоризненной работой во время перехода через океан. А вскоре на крейсер пожаловали и англичане. Специальная «котельная» комиссия британского парламента во главе с сэром Домвилем вместе с прибывшим из Парижа Никлоссом два дня осматривала котлы «Варяга».

25 апреля, закончив переборку механизмов и приняв уголь, «Варяг» покинул Шербург. На малом ходу, то и дело проверяя глубину лотом, миновали туманный пролив Скагеррак, со скоростью 17 узлов проскочили пролив Зунд и вошли в Балтийское море. В полдень 30 апреля крейсер отдал якорь на ревельском рейде, а вечером 2 мая продолжил путь в Кронштадт.

И пока он идет к родным берегам, вглядимся в него, попристальнее. Каким же был этот корабль, в котором воплотились и стойкие традиции прошлого, и неустановившиеся тактические взгляды, и новейшие достижения техники переходного периода эпохи технической революции.

 


1  ЦГА ВМФ, ф. 427, оп. 1, д. 626, л. ,383.

2  Содержатели, каждый по своей части — шкиперской, артиллерийской, минной, комиссариатской, ведали корабельным имуществом, запасами и предметами снабжения/Руководил содержателями назначенный из числа офицеров ревизор, который отвечал за все снабжение корабля.

3  Кондукторы — ближайшие помощники офицеров-специалистов, назначавшиеся после сдачи соответствующего экзамена из унтер-офицеров.

4  Я. С. Солдатов с 1907 г. вместе с Э. Н. Щенсновичем готовил кадры подводного флота и был автором многих учебных пособий по устройству подводных лодок и их двигателей.

5 Комиссар заведовал на корабле продовольствием.

6 Во время русско-японской войны бывшие офицеры «Варяга» командовали миноносцами: О. О. Рихтер — «Быстрым»; С. Л. Хмелев — «Бдительным»; С. С. Долгобородов — знаменитым «Лейтенантом Бураковым». Вместе со своим броненосцем «Ослябя» геройски погиб в Цусиме В. И. Бэр; судьбу броненосца «Князь Суворов» разделил и лейтенант С. С. Свербеев — старший флаг-офицер штаба командующего эскадрой.

7 ЦГА ВМФ, ф. 417, оп. 1, д. 2288, л. 53—63.


НазадДалее

 

rss
Карта