V

КРОНШТАДТ— ПОРТ-АРТУР

В родной гавани

Утром 3 мая 1901 г. под гром ответного салюта с Купеческой стенки «Варяг» отдал якорь на Большом Кронштадтском рейде, завершив более чем 5000-мильный путь. Эффектное зрелище представлял новый крейсер. Длинный белоснежный корпус отражался в воде, подчеркивая праздничный вид корабля, слабый дымок поднимался из черно-желтых труб, внушительный ряд орудий блистал по бортам на утреннем солнце. Изящная линия таранного форштевня, позолота носового украшения, стройные высокие мачты и ярко-зеленая окраска подводной части довершали сходство крейсера с нарядной океанской яхтой.

В этот день рейд являл собой живую историю флота. Здесь стояли родоначальник русских броненосцев — батарея «Первенец», первые башенные фрегаты и прибрежные миноносцы, старые броненосные крейсера, избороздившие все океаны, и новые броненосцы береговой обороны, деревянная канонерская лодка и новейший быстроходный крейсер —все они, собравшись па рейде, как бы символизировали смену поколений кораблей флота.

Тем людям, которые активно занимаются плаванием, необходимо иметь при себе во время этого занятия специальные аксессуары, с которыми плавание для них станет еще более комфортным.

Одними из таких необходимых аксессуаров являются очки для пловцов. Качественно изготовленные очки для плавания, помогают уберечь глаза человека от ряда негативных последствий в воде, обеспечат более качественную четкость изображения в воде. Для того чтобы выбрать для себя стильные и удобные очки для плавания, вы должны обратить внимание на некоторые качественные характеристики этого популярного аксессуара.

Для начала обратите внимание на тот материал, из которого сделаны данные очки. Удобнее всего использовать во время плавания очки из мягкого силикона. Именно силикон так плотно будет прилегать к вашему лицу, что в ваши очки не будет затекать вода. Кстати, лучше всего приобретать очки регулируемые, так вы сможете быстро подстроить их к размерам своей головы и расстоянию линз между зрачками.

Если вы хотите приобрести очки для плавания купить их на как можно больший срок, необходимо знать, как правильно ухаживать за ними. Сразу же после плавания нужно в обязательном порядке ополаскивать свои очки в холодной воде. При этом, ни в коем случае нельзя протирать их внутреннюю сторону и, конечно же, следует беречь их от высоких температур и падения.

Варяг был пока единственным крейсером, построенным по новой судостроительной программе, и интерес к нему был исключительный. Первым поздравил экипаж крейсера с благополучным прибытием главный командир кронштадтского порта вице-адмирал С. О. Макаров. На следующий день пожаловали управляющий Морским министерством вице-адмирал П. П. Тыртов и начальник Главного морского штаба вице-адмирал Ф. К. Аве-лан; они же вскоре сопровождали генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича, также посетившего корабль. Благополучно прошел 18 мая и «высочайший смотр», на который «Варяг» предстал вместе с пришедшими из дальних плаваний крейсерами учебного отряда «Герцог Эдинбургский» и «Джигит».

Посещали крейсер и не столь высокопоставленные гости — члены Общества ревнителей военных знаний и воспитанники Кронштадтского инженерного училища. Бывший выпускник кораблестроительного Отделения училища В. П. Костенко вспоминал, с каким радушием принимали воспитанников училища на всех кораблях, знакомили с новинками техники. Будущие корабелы и механики облазили все помещения «Варяга» с юношеской непосредственностью восхищаясь стройным красавцем-крейсером.

Как всегда оживленными были кронштадтские рейды в то лето. Уходил в плавание по Балтийскому морю учебно-артиллерийский отряд, возвращались из дальних плаваний учебные корабли, сдавались флоту построенные в Петербурге новые броненосцы и крейсера. Испытывались корабли нового класса — минные заградители «Амур» и «Енисей», созданные по проекту талантливого изобретателя лейтенанта В. А. Степанова.

Покинул кронштадтский рейд, чтобы помериться силами с арктическими льдами, ледокол «Ермак» — детище адмирала С. О. Макарова. С высокоширотной экспедицией Академии наук отправлялся к Шпицбергену давний страж наших северных берегов— транспорт, точнее, посыльное судно «Бакан». И никто тогда не знал, что скромный транспорт, проходивший вдоль борта блестящего «Варяга», спустя 15 лет станет флагманом флотилии Северного Ледовитого океана, в состав которой войдет и «Варяг»...

Газеты сообщали о закладке крейсера «Витязь» в Петербурге, о торжественном спуске крейсера «Боярин» в Дании, о визите в столицу американских кораблей — яхты «Маргарита» и корвета «Энтерпрайз», германского учебного корабля «Шарлотта». Из далекого Енисейска о зимовке яхты «Заря», искавшей землю Санникова, писал командир яхты лейтенант Н.Н. Коломейцев, бывший член «русской колонии» на заводе Крампа. Газета «Котлин» сообщала о запросе в английской палате общин. Беспокойство парламентариев вызвало строительство «Варяга» и других быстроходных кораблей русского флота. Лорды адмиралтейства отвечали, что они зорко следят за морскими и боевыми качествами военных кораблей других наций. Для противодействия таким кораблям уже строятся более мощные и быстроходные крейсера типа «Монмот» водоизмещением 9800 т 1, на которых из четырнадцати 152-миллиметровых орудий четыре располагались в двух броневых башнях, остальные — за 102-миллиметровой броней казематов.

А «Варяг» тем временем готовился к дальнему походу. Еще на Большом Кронштадтском рейде механики приступили к ревизии механизмов и устройств, часть которых уже требовала ремонта. В портовую мастерскую сдали якоря машинных вентиляторов, поврежденные на переходе к Азорским островам. Второй раз сломался вал кормовой динамо-машины № 3.

Неполадки обнаружились и в механической передаче электрических шлюпочных лебедок, которые при подъеме парового катера потребляли ток силой до 600 А вместо 300 А по техническим условиям. Вызывали тревогу также 16 вентиляторов на верхних площадках котельных отделений. Их электродвигатели, расположенные в недопустимой тесноте среди паровых труб, по существу, были недоступны для осмотра.

По артиллерийской части ряд замечаний высказали посетившие крейсер специалисты и главный инспектор морской артиллерии генерал-майор А. С. Кротков. Они установили, что проводка механического машинного телеграфа, рулевого привода и электрических приводов через носовой патронный погреб выполнена с нарушением инструкций МТК. Было также обнаружено отсутствие сигнализации от термостатов в носовых угольных ямах. «Для безопасности плавания» комиссия предложила установить на крейсере электрический машинный телеграф. Но это предложение, как и другие рекомендации, не были осуществлены из-за трудоемкости переделок и недостатка времени. Успели лишь оборудовать помещение броневой палубы дополнительными и крюйт-камерными фонарями и выполнить запланированные еще в Америке неотложные работы: установить приборы управления стрельбой, прицелы к 75-миллиметровым орудиям и телефоны Е. В. Колбасьева 2.

После окраски в доке крейсер принял боезапас, около 1000 т угля и 9 т масла. С приемом всех запасов водоизмещение крейсера достигло 7300 т. Совершив кратковременный выход в море для пристрелки торпед и уничтожения девиации, «Варяг» перешел на Большой Кронштадтский рейд.

Первые изменения произошли в офицерском составе —лейтенантов И. Назимова и О. Рихтера сменили лейтенанты Александр Пышнов и Людвиг Твермерс, а место младшего врача Жука занял Дмитрий Андреев. Уже перед самым выходом в море прибыли на крейсер мичман Н. И. Черниловский-Сокол и механик Г. Г. Сейпель.

В начале июля начальник ГМШ вице-адмирал Ф. К. Авелан подписал инструкцию командиру «Варяга». По получении приказания главного командира кронштадтского порта «Варяг» должен был немедленно отправиться в поход, чтобы, как можно быстрее, присоединиться к Тихоокеанской эскадре.

Предстоящее плавание рассматривалось в инструкции как практическая школа углубления знаний офицеров в военно-морском деле. При обучении команды требовалось прежде всего обратить внимание на овладение каждым матросом греблей, управлением шлюпкой под парусами и сигнализацией ручным семафором. Для унтер-офицеров эти навыки считались безусловно обязательными. Весьма важными считались подготовка людей для замены выбывающих во время боя специалистов, а также обучение матросов грамоте, столь облегчающей им, как подчеркивалось в инструкции, приобретение специальных знаний.

Весь путь предписывалось идти экономичной скоростью, режим которой следовало определить в начале плавания. Полным ходом разрешалось пользоваться только в исключительных случаях, но раз в шесть месяцев следовало совершать пробег на полной скорости в продолжение не менее 6 часов. Обращалось внимание и на проверку и пополнение при всех возможных случаях тактического формуляра крейсера.

«Вверенный Вам крейсер соединяет в себе многие усовершенствования в деле кораблестроения и по другим специально-техническим отраслям морского дела, и дальнейшее их применение будет во многом зависеть от результатов, достигнутых при их практическом употреблении»,— говорилось в инструкции. Поэтому о всех недостатках следовало сообщать по возможности подробно.

Указания инструкции об испытаниях новинок техники и солидный перечень опытов по заданиям кораблестроительного, минного и артиллерийского отделений МТК свидетельствуют о том, как мало было бесспорного в тогдашней технике.

В ожидании царского смотра, который задерживали испытания «Амура» и «Енисея», «Варяг» продолжал красоваться на рейде, блистая по праздникам тогда еще редкой электрической иллюминацией. 27 июля вместе со всеми кораблями он поднял флаги расцвечивания и салютовал в честь 187-й годовщины Гангутской победы, считавшейся общефлотским праздником.

Первого августа по заранее установленной диспозиции на Большом Кронштадтском рейде выстроились в две колонны корабли, уходившие в заграничное плавание. Северную колонну составили «Амур», «Енисей» и «Крейсер», южную — «Император Николай I» и «Варяг». На малом рейде стояли царские яхты «Штандарт», «Полярная Звезда» и крейсер «Светлана». На всех кораблях развевались флаги расцвечивания.

«Чудный солнечный день, свежий ветерок с востока, ряд боевых судов, вытянувшихся в две линии, коммерческие пароходы и парусные суда, бороздившие рейд по всем направлениям, и окружающие Кронштадт грозные форты и укрепления»,— так описывала картину рейда кронштадтская газета «Котлин».

Гремела музыка «народного гимна» на углу Купеческой гавани, стлался над водой дым императорских салютов с кораблей, неслось по рейду шестикратное матросское «ура». И все это — в честь невзрачного полковника — монарха, бездарного представителя вырождающейся династии. Обширная свита, звучные титулы, громкие имена, словно призванные мишурой своих титулов и блеском одеяний скрыть ничтожество всероссийского жандарма.

Ему отдает рапорт оставшийся за главного командира порта вице-адмирал В. П. Мессер, «лучший и честнейший наш адмирал, в свое время первым поднявший вопрос о неустройстве нашего флота и всю жизнь с этим неустанно боровшийся». Так сказал о старом адмирале, сошедшем в могилу в канун Цусимского сражения, один из тех молодых офицеров, кому предстояло погибнуть в том бою.

Их было не так уж мало — лучших и честнейших, но не они определяли судьбы страны, народа, армии и флота. Государством правила безжалостная ненасытная дворцовая клика, и не было ей дела ни до чьих судеб, кроме собственного благополучия. Это по ее воле уходили на Дальний Восток блистающие сейчас на смотру боевые корабли, и всем им не суждено было вернуться. Следуя лучшим традициям русского флота, законам товарищества, верности Родине и воинскому долгу русские моряки и в той безнадежной войне мужественно шли на бой и подвиг.

В царском конвое

Вечером 5 августа 1901 г. «Варяг» покинул Кронштадт. Малым ходом, провожаемый пароходом «Петербург», на котором находились родственники и знакомые моряков, крейсер шел по кронштадтскому фарватеру и уже поравнялся с Толбухиным маяком, как вдруг в левой машине сломался шток золотника цилиндра высокого давления. Пришлось идти под одной правой машиной, держа руль на борт от 5 до 15°. Седьмого августа повреждение исправили, заменив шток запасным, но лишь только дали ход, как шток сломался опять. В Копенгагене, куда пришли утром 9 августа, удалось найти причины аварий — отдачу гайки в направляющих штока и незамеченную при первом исправлении погибь тяги эксцентрика 3.

Дальнейшее плавание было задержано: по приказанию из Кронштадта крейсер должен был ждать царскую яхту «Штандарт» и затем конвоировать ее в Данциг, Киль и Шербург. В Данциге, где состоялось известное свидание Николая II и Вильгельма II, «Варяг» удостоился посещения двух императоров. Августейшие гости осмотрели крейсер, обошли строй команды и благополучно отбыли под грохот императорского салюта.

Перед самой съемкой с якоря на крейсере заканчивали переборку подшипников правой машины. В горячке спешных приготовлений к походу с царской яхтой из-за случайного движения поршня машины произошел поворот коленчатого вала, вызвавший поломку находившейся с ним в зацеплении валоповоротной машины. Незначительная, в общем, авария привела к двухчасовой задержке, так как до полного разобщения поврежденной машинки с валом нельзя было давать ход и левой машине. Лишь у входа в Кильскую бухту удалось нагнать ушедшие вперед «Штандарт» и «Светлану». В пути пережили новую аварию: в третий раз сломался вал якоря кормовой динамо-машины № 3. Корабельные механики терялись в догадках, и лишь в октябре 1901 г. МТК, разбирая обстоятельства аварий динамо-машин «Варяга», установил, что по техническим условиям валы динамо-машин должны быть коваными, а не литыми и предложил ГУКиС потребовать от Крампа замены валов всех динамо-машин. Но ходатайство это, по-видимому, не имело успеха. В Дюнкерке с помощью специалистов частного завода обнаружили несоосность валов, а в Шербурге заменили сломанный якорь последним запасным. В связи с этим В. И. Бэр просил ГМШ потребовать от Крампа выслать в Порт-Саид два новых якоря.

В Шербурге закончились, наконец, скитания «Варяга» в царской свите, и 16 сентября он вышел в Кадис. После 5-дневной стоянки в этом порту крейсер продолжил путь, со скоростью 15 узлов против 10-балльного ветра и зыби прошел Гибралтар и 27 сентября ошвартовался в гавани Алжира. Здесь принимали уголь, перебирали машины, в том числе цилиндры среднего и низкого давления, и 9 октября вышли в Палермо. На переходе к 9 котлам под парами прибавили еще 13, что, по донесению В. И. Бэра, позволило увеличить скорость до 21 узла. Испытание электрического рулевого привода прошло успешно. За время 4-дневной стоянки в Палермо пришлось заменить несколько трубок в холодильниках.

Утром 19 октября «Варяг» отдал якорь в бухте Суда на острове Крит. Здесь, согласно маршруту ГМШ, предусматривалась более чем месячная остановка для отработки задач боевой подготовки 4. В первый же день, перейдя в бухту Каливия и став на якорь, «Варяг» приступил к учебной стрельбе торпедами и к проверочной стрельбе из орудий левого борта, а на следующий день повторил такие же учения на ходу.

Неожиданная шифровка из Петербурга заставила свернуть, учения и спешно покинуть бухту. Подняв пары в 15 котлах, а затем еще в девяти, «Варяг» уже 23 октября входил в Саламинскую бухту. Здесь, в гавани Пирея, находился Отдельный отряд судов в Средиземном море под командованием контр-адмирала А. X. Кригера. В состав отряда, флагманским кораблем которого был броненосец «Император Николай I», входили канонерские лодки «Терец», «Храбрый», минный крейсер «Абрек» и миноносцы № 119 и 120.

 


1  К серии из 10 кораблей принадлежали, в частности, «Бервик», «Кент». «Ланкастер».

2  ЦГА ВМФ, ф. 427, оп. 1, д. 626, л. 290.

3  ЦГА ВМФ, ф. 417, оп. 1, д. 21298, л. 130.

4  Частые заходы русских кораблей на остров Крит объяснялись международными обязательствами России, которая вместе с Англией, Францией и Италией была державой-покровительницей, гарантировавшей автономное управление островом, остававшимся в составе турецкой империи после греко-турецкой войны 1897 г.


НазадДалее

 

rss
Карта