В центре внимания — Дальний Восток

В конце XIX века Япония, быстро шедшая по пути капиталистического развития, взяла решительный курс на создание своей колониальной империи в Восточной Азии.

В 1894—1895 гг. Япония становится победительницей в войне с Китаем, однако Россия, Франция и Германия вынуждают ее отказаться от всех территориальных захватов, в том числе и от взятого штурмом Порт-Артура. Вскоре этот незамерзающий порт по договору с Китаем переходит к России и становится главной базой русского флота в Тихом океане. Увидев в России главное препятствие в осуществлении своих завоеваний на материке, Япония, получив громадную контрибуцию с Китая и займы в Англии и США, разворачивает энергичную подготовку к войне.

Подготовка Японии к боевым действиям на море опиралась на опыт только что проведенной войны с Китаем.

Важное тактическое новшество, решившее исход морского сражения при Ялу, заключалось в том, что японцы использовали свои быстроходные крейсера не в общей кильватерной колонне главных сил отряда, как это было принято в европейских флотах, а в качестве самостоятельно маневрирующей «летучей эскадры». Имея преимущество в скорости, эта эскадра обеспечила окружение и разгром противника сосредоточенным огнем обоих отрядов. Правильно была понята и необходимость усиления броневой защиты корпуса и артиллерии кораблей. Если бронепалубные крейсера обеих сторон в бою при Ялу получили тяжелые повреждения (японский флагман «Матсушима» фактически был выведен из строя, а пять китайских бронепалубных крейсеров потоплены), то оба китайских броненосца, выдержав до 400 попаданий снарядов каждый, до конца сражения сохранили боеспособность.

Идея использования «летучей эскадры» наряду с резким усилением бронирования кораблей получила дальнейшее развитие в программе строительства нового японского флота. От флота, состоявшего лишь из крейсеров, Япония решительно переходит к созданию первоклассных броненосных кораблей по английскому образцу: шести эскадренных броненосцев (программы 1894 и 1895 гг.) и шести броненосных крейсеров (дополнительная программа 1896 г.). Готовность этих кораблей, которые должны были стать ядром нового флота, предусматривалась к 1902 г. Все корабли были заказаны на европейских заводах, причем большинство — в Англии. Первые два из серии броненосных крейсеров типа «Асама» были спущены на воду уже в 1898 г., остальные три — в 1899 г. и последний — в 1900 г. По сравнению с быстроходными английскими крейсерами типа «Кент», имевшими одинаковое с японскими кораблями водоизмещение, скорость японских крейсеров была меньше на два узла, но зато, за счет уменьшения мощности механизмов и запасов топлива, они имели более мощную артиллерию и увеличенные площадь и толщину бронирования. К шести таким кораблям уже перед самым началом войны присоединились еще два близкие по типу крейсера «Ниссин» и «Кассуга», купленные с помощью Англии у Аргентины. Все они полностью отвечали поставленным задачам и условиям театра военных действий: 20—21-узловая скорость обеспечивала возможность маневрирования вблизи главных сил, наличие тяжелых 203-миллиметровых орудий (и даже 254-миллиметровых на «Кассуге») и солидное бронирование позволяли им вступать в бой с броненосцами. Уменьшенные же по сравнению с английским прототипом запасы топлива были вполне достаточны для действий на ограниченном театре прибрежья Кореи и Японии.

Какова же была ответная программа России?

В отличие от островной Японии, планомерно и целенаправленно создававшей мощный броненосный флот для обеспечения господства на ограниченном прибрежными морями Дальневосточном театре, положение России было значительно сложнее. Обширность территории, разобщенность морских театров и различие политических целей на каждом из них издавна вынуждали иметь на Балтике, в Черном море и в Тихом океане самостоятельные морские силы, которые в случае необходимости трудно было собрать в кулак.

В Тихом океане русскую эскадру составляли приходившие с Балтики и периодически сменявшиеся крейсера, к которым в 1895 г. ввиду угрозы разрыва отношений с Японией, не желавшей отказаться от своих притязаний в Китае, присоединилась и созданная в предыдущие годы эскадра Средиземного моря. С этого времени задачей русского флота в Тихом океане становится обеспечение такого превосходства в силах, которое заставило бы Японию отказаться от высадки своих войск на материк. Но начатое Японией усиление флота грозит изменить соотношение сил на Востоке в ее пользу.

В этих условиях на Особом совещании Морского министерства, состоявшемся в конце 1897 г., было решено ограничиться в Балтийском море оборонительным флотом и, не ослабляя пополнения Черноморского флота по программе 1895 года, сосредоточить основные силы флота на главном теперь Тихоокеанском театре. В начале 1898 г. для усиления Тихоокеанской эскадры было выделено 90 млн. руб. и была принята дополнительная судостроительная программа «для нужд Дальнего Востока». Объединенная с программой 1895 года единым сроком исполнения (1905 г.), она должна была обеспечить, как видно из табл. 1, существенное превосходство русского Тихоокеанского флота над японским. Но, как часто бывает, последующие корректировки и ряд допущенных ошибок свели на нет почти все ее достоинства.

Уже в начале 1901 г. выяснилось, что для своевременного выполнения программы Морскому министерству, помимо уже выделенных сверхбюджетных 90 млн. рублей, необходимо еще около 100 миллионов. Ассигновано было лишь 40 млн. рублей с распределением равными долями на 1901—1905 гг. Чтобы уложиться в эти пределы, пришлось, сдвинуть сроки готовности и исключить из программы ряд кораблей. Тем самым был ослаблен состав эскадры и подорван весь расчет динамики ее пополнения, предусматривавший обеспечение превосходства над японским флотом по броненосцам уже к 1902 г. Сокращены были и кредиты на плавания, что задержало сосредоточение сил в Тихом океане и существенно понизило боевую готовность самой эскадры. Наконец, из-за слабости ремонтной базы на Дальнем Востоке силы эскадры в 1901 г. были даже уменьшены ввиду возвращения в Россию отряда кораблей, составлявших ее прежнее боевое ядро.

Все эти изъяны в создании Тихоокеанского флота в значительной мере объяснялись неоправданной верой руководящих деятелей Морского министерства в то, что Япония не справится с выполнением своих программ к 1902 г. и потому не решится на развязывание войны. Это же неверие в возможность войны вместе с недооценкой роли броненосных крейсеров проявилось, по-видимому, и в заданиях на проектирование новых кораблей по программе 1898 года. Задания были разработаны в МТК (по решению совещания под председательством генерал-адмирала) лишь на четыре класса кораблей: эскадренные броненосцы водоизмещением около 13000т, крейсера-разведчики водоизмещением 6000 т, «посыльные суда», или крейсера 2-го ранга, водоизмещением 3000 т и эскадренные миноносцы водоизмещением 350 т 1. Создание новых броненосных крейсеров планировалось лишь в будущем — по разработанной в 1903 г. новой 20-летней программе.

Просчеты русского правительства в оценке готовности японского флота имели роковые последствия. Развязанная Японией война застала на Дальнем Востоке четыре из строившихся десяти броненосцев и лишь десять крейсеров (вместо 24-х), планировавшихся Особым совещанием 1897 года. Эти корабли вместе с тремя построенными ранее броненосцами типа «Петропавловск» и приняли на себя первый удар превосходящих сил японского флота.

 


1  ЦГА ВМФ, 421, оп. 8, д. 62, л. 790-802.


ОглавлениеДалее

 

rss
Карта