Судьба корабля

«Варяг» вместе с другими кораблями остался в руках англичан. Летом 1918 г. распространился слух о гибели крейсера с английской командой в Ирландском море. Эти слухи проникли на страницы нашей печати и в дальнейшем приобрели характер достоверности. Лишь в последнее время удалось обнаружить сведения, проливающие свет на судьбу корабля. Стало известно, что, узнав об этих слухах, начальник Морского Генерального штаба Республики Е. А. Беренс попросил адмирала Волкова подтвердить сведения о гибели «Варяга». Ответ из Лондона от 23 июня 1918 г. был краток: «Сведения неверны, корабль стоит в одной из бухт» 1. Трудно сказать, говорил ли правду Н.А.Волков — ведь он так и не вернулся на Родину, а вскоре в зарубежных мемуарах одного русского офицера проскользнуло упоминание о продаже Н. А. Волковым «Варяга» англичанам. Сведения эти, как и ответная телеграмма Волкова, были обнаружены Н. А. Залесским. Но эти отрывочные данные не могли рассеять многочисленные домыслы и легенды о «Варяге».

Автору этих строк удалось разыскать в немецком журнале «Schiffbau» от 23 сентября 1925 г. сведения о последних днях «Варяга».

В статье «Спасательные работы на крейсере «Варяг» в Шотландии» капитан первого ранга в отставке О. Мерсман подробно рассказывает об обстоятельствах разборки корабля. «Варяг», проданный на слом, по пути к месту назначения наскочил на скалы в 500 м от шотландского побережья. «Говорят, корабль был хорошо застрахован»,— замечает в скобках автор статьи.

Попытки снять корабль не удались, и он в течение нескольких лет оставался во власти стихии. Могучие удары волн постепенно расшатали связи корабля, корпус во многих местах имел пробоины, дымовые трубы упали. Летом 1923 г. английская фирма-владелец и два германских общества — одно по реализации старых судов, другое — судоподъемное и спасательное — договорились снять корабль с камней. Однако это оказалось невозможным. Тогда была сделана попытка отделить с помощью взрывов и газорезки и увести на плаву кормовую часть, содержавшую самый ценный отсек — машинное отделение. Но и этого не удалось сделать. К осени 1924 года от корабля остался перебитый пополам остов, его кормовая часть была уже под водой, а носовая — намертво заклинена между скалами.

Но «спасатели» не отступались — решено было разобрать корабль в открытом море. Работы эти, проводившиеся с помощью взрывов и газорезки, были закончены в 1925 г.

Так писал немецкий журнал. Вызывало смущение лишь отсутствие на картах и даже в Морском атласе упомянутых в статье названии местности. Однако после дополнительного поиска с помощью новейшего атласа Великобритании и Северной Ирландии, изданного в Оксфорде в 1963 г., удалось установить, что искаженные названия относились к местности вблизи города Лендалфут на побережье Ирландского моря.

Таким образом, можно утверждать, что координаты места гибели «Варяга» составляют около 55° северной широты и 5° западной долготы.

Так погиб славный корабль, но не умерла память о нем — новая жизнь корабля — жизнь славы — продолжалась.

ЭПИЛОГ

Рассказ о традициях «Варяга» в советском флоте, о судьбах его героев и ветеранов — тема отдельного повествования. Здесь же хотелось бы назвать лишь несколько человек, в чьих судьбах, по мнению автора, особенно отчетливо проявились боевые и революционные традиции русского народа и его вооруженных сил.

Царские милости и награды не затемнили классового сознания тех, кто служил на легендарном корабле.

Герои «Варяга» А. Д. Войцеховский и П. Е. Поликов участвовали в восстании на броненосце «Князь Потемкин-Таврический» — первой «непобежденной территории революции». На другом присоединившемся к «Потемкину» броненосце «Георгий Победоносец» служил минер с «Варяга» В. Ф. Бакалов. Бывший машинист «Варяга» С. Д. Крылов, участник Московского вооруженного восстания 1905 г., поднимает на фабричной трубе у Курского вокзала красный флаг революции.

В гуще событий Февральской революции 1917 г. были унтер-офицер второй команды «Варяга» георгиевский кавалер Яков Чирков и герой боя у Чемульпо Ф. Ф. Семенов, которому в апреле 1917 г. довелось на площади у Финляндского вокзала слушать историческую речь В. И. Ленина. В рядах гвардейского экипажа шли на июньскую демонстрацию вернувшиеся из Англии

матросы «Варяга»; за день до октябрьского восстания в числе ста матросов гвардейского экипажа прибыл на «Аврору» молодой матрос с «Варяга» Семен Воробьев; вместе с восставшим пролетариатом штурмовал Зимний машинист второй команды «Варяга» Николай Антонов. В суровые послеоктябрьские дни готовит экспедиционные отряды балтийских моряков машинный содержатель «Варяга» Дмитрий Никонов, а в 1919 г., став комиссаром одного из них, уходит на защиту Петрограда. После окончания гражданской войны и до 1924 г. Дмитрий Никонов — комиссар линкора «Севастополь».

В самых разных уголках страны защищают завоевания Октября моряки обеих команд «Варяга». В матросском отряде с Дмитрием Никоновым действует против Юденича бывший старшина левой машины крейсера Василий Белушкин, в тылу Врангеля в Крыму партизанит герой «Варяга» Ф. Ф. Семенов, с колчаковцами борется другой георгиевский кавалер В. С. Белоусов — лихой разведчик партизанских отрядов в Забайкалье. В качестве командира партизанского отряда в знаменитом рейде южно-уральских партизан под командованием В. К. Блюхера участвует бывший машинист второй команды «Варяга», член партии большевиков с 1912 г. Федор Сызранкин.

С белочехами и белогвардейцами сражаются машинисты «Варяга» Никифор Попов и Андрей Чарыков.

Свой талант и глубокие знания передовых офицеров флота отдают молодой республике Советов герои боя при Чемульпо бывший штурман, а в 1915—1917 гг. военно-морской атташе в Италии Е. А. Беренс, который становится в 1918 г. первым начальником Морского Генерального штаба, а затем начальником морских сил Республики, и артиллерист С. В. Зарубаев — командующий морскими силами Балтийского моря в 1918— 1919 гг.

Большой вклад в восстановление и создание нового флота внес участник строительства «Варяга» С. П. Байков, член ВКП(б) с 1925 г., старейший производственник, щедро делившийся своим богатым опытом с молодежью. Он одним из первых был удостоен в 1934 г. звания Героя труда.

На самых разных участках трудились варяжцы в годы восстановления народного хозяйства страны. В трудные 20-е годы питательным пунктом миссии Нансена руководил бывший электрик «Варяга» Алексей Сатрапинский; организаторами колхозов у себя на родине стали комендоры Д. С. Залидеев и В. С. Крутяков; по призыву партии в числе рабочих-двадцатипятитысячников отправился на укрепление колхозного хозяйства Ф. Ф. Семенов; на стройках золотодобывающей промышленности ударно трудился В. С. Белоусов, не расставался со своей профессией рулевого плававший на Каме Г. П. Снегирев.

Вместе со всем народом ковали варяжцы и победу над фашистской Германией. Всю войну водил поезда с военными грузами машинист Н. Ф. Попов, на Дальнем Востоке служил Арсений Малахов, генералом Советской Армии закончил войну бывший машинист «Варяга» Петр Броневицкий. В осажденном Ленинграде, верный своей гуманной профессии, боролся за жизнь воинов и мирных жителей главный врач больницы им. И. Г. Коняшина, бывший младший врач «Варяга», М. Л. Банщиков, переживший все суровые испытания блокады. За многолетний благородный труд он был удостоен в 1943 г. звания заслуженного врача РСФСР, а в 1944 г. награжден орденом Ленина. В осажденном Ленинграде работал на оборонном заводе бывший комендор П. С. Рудой, присоединивший к Георгиевскому кресту медали «За оборону Ленинграда» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Славные боевые традиции варяжцев достойно поддержали советские моряки. С памятью о «Варяге» шли они в бой, его подвиг повторили герои «Тумана» и «Сибирякова». Готовность умереть за Родину, высокое ратное мастерство и воля к победе увенчались полным разгромом врага, и красно-бело-голубой флаг нашего флота снова взвился там, где когда-то реял славный андреевский флаг.

В феврале 1954 г. Советская страна торжественно отметила 50-летие знаменитого боя у Чемульпо. В ознаменование юбилея и за личное мужество и храбрость указом Президиума Верховного Совета СССР герои «Варяга» были награждены боевыми медалями «За отвагу». Открывая торжественный вечер, посвященный подвигу «Варяга», адмирал флота Н. Г. Кузнецов сказал: «Мы сегодня склоняем свои боевые знамена перед светлой памятью героев, погибших в этом бою с врагами нашего Отечества. ..».

С целью увековечения славного подвига русских моряков советское правительство приняло решение о присвоении имени «Варяг» новому крейсеру и о сооружении памятника его доблестному командиру Всеволоду Федоровичу Рудневу.

И сейчас океанские просторы снова бороздит наш гордый «Варяг» — ракетный крейсер Военно-Морского Флота СССР. Бережно хранят на гвардейском корабле память о славном предшественнике. В напряженной учебе, в суровых походах и учениях совершенствуют советские моряки свое боевое мастерство, и почетный знак отличника ВМФ с силуэтами двух «Варягов» украшает грудь самых достойных. А в часы отдыха чаще других звучит на «Варяге» знакомая мелодия героической песни. О верности боевым традициям русских моряков, о готовности защищать свою Родину говорят новые слова этой песни, принадлежавшие офицеру В. Кулакову:

В суровое море уходит «Варяг»
Чье имя в легендах воспето,
Гвардейский на гафеле плещется флаг,
Застыли на старте ракеты...

Бессмертно это имя, ставшее символом доблести русских моряков, бессмертны люди этого героического корабля, современника великой эпохи, младшего брата «Авроры».

1964—1974 гг.
Ленинград

 


1  ЦГА ВМФ, ф. 378, on. 1, д. 16, л. 355.


НазадДалее

 

rss
Карта