ОТ АВТОРА

Книга о крейсере «Варяг» выходит в свет в то время, когда Советская страна широко отмечает 70-летие первой русской революции, до основания потрясшей самодержавный режим.

Как известно, развитие революции 1905 года было ускорено поражением царской России в русско-японской войне, в ходе которой самые широкие слои русского общества убедились в полном несоответствии царизма «.. .современной, на высоте новейших требований стоящей, организации военного дела» 1. Эта несостоятельность проявилась в первый же день войны, когда по вине бездарных адмиралов в ловушке Чемульпо оказались запертыми новейший крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец».

С горечью и восхищением узнала Россия о случившемся. «Посреди развалин нашей старой военной системы, при падении несокрушимых до тех пор авторитетов, при полном банкротстве идей, еще недавно бесспорных, одно лишь стоит непоколебимо — это мужество русского солдата...»— писал современник 2.

Подвиг «Варяга» и «Корейца» стал первым в ряду ярких примеров мужества и замечательной стойкости, самоотверженности и верности воинскому долгу, проявленных русскими воинами на суше и на море в той безнадежной войне. Воспитанные на вековых традициях защитников земли русской, моряки «Варяга» и «Корейца» вписали новую страницу в книгу славы нашего флота, поддержав, как того требовал морской устав, «честь русского имени и достоинство русского флага».

События в Чемульпо всегда будут волновать и своим редким по контрастности сочетанием исключительных обстоятельств, в которых так неожиданно оказались русские корабли: все возрастающая напряженность обстановки на Дальнем Востоке и отсутствие какой-либо связи с командованием, от которого так и не поступило обещанных указаний; наглость врага, оккупирующего нейтральный порт, и бездействие русских кораблей, связанных путами строжайшего приказа «не мешать и не уходить»; внушительная сила и авторитет международной эскадры в Чемульпо и ее пассивность перед лицом агрессора; наконец, трагизм положения командира «Варяга», которому моральная ответственность за судьбу доверенной его охране русской миссии в Сеуле не позволяла взять на себя инициативу и предупредить решительным ударом неизбежное нападение врага. А провокации японских миноносцев и «Асамы» против «Корейца» утром 26 января 1904 г., угроза расстрела русских кораблей торпедами в ночь на 27 января, утренний ультиматум адмирала Уриу, отказ иностранных командиров вывести русские корабли за пределы территориальных вод, неопределенность состава японской эскадры — сколько мужества и выдержки должны были проявить русские моряки, прежде чем схватиться с противником в открытом бою.

Но даже обеспечив подавляющее превосходство сил, японцы отказались от боя в открытом море и подстерегали русские корабли за ближайшими островами мелководного архипелага под Чемульпо. Поступать таким образом японское командование заставляла не только боязнь проиграть сражение. Это был еще и очередной этап глубоко продуманной кампании устрашения, которая должна была полностью деморализовать русских и принудить к безоговорочной сдаче. Но враг жестоко просчитался — русские приняли неравный бой.

Великие перемены произошли за это время в судьбе нашей Родины, величайшие в истории человечества сражения отгремели на ее полях, но в огненной буре событий и лет подвиг «Варяга» не забылся. Он живет в душе народа, в народных песнях. «Плещут холодные волны...» — кто не знает этой песни, которая прошла все испытания временем и сегодня так же молода, как молода ныне слава «Варяга!»3

Всенародное восхищение подвигом «Варяга» было немедленно использовано царизмом, поспешившим в шуме чествований и манифестаций скрыть свои грубые ошибки, приведшие к гибели кораблей и предрешившие судьбу войны. Замалчивались, а часто оставались и вовсе неведомыми те исключительные обстоятельства жизни корабля, как ранней, так и непосредственно предшествовавшей бою, которые сыграли роковую роль в его судьбе и, в частности, не позволили обеспечить в бою проектную скорость.

В плену этого выгодного для царизма искажения и замалчивания подлинных обстоятельств истории «Варяга» оказались и некоторые современные авторы. В их описаниях героика подвига нередко оттесняет на задний план, а подчас и вовсе не оставляет места для анализа сложнейших ситуаций, а драма людей на корабле сводится к примитивной формуле «четырнадцать на одного». Легкий крейсер-разведчик «Варяг» стараниями многих авторов превращается в «лучший (а стало быть, и мощнейший — Р. М.) крейсер мира», его скорость увеличивается до 25 узлов, вместо открытых орудий, не имевших даже легких щитов, на корабле появляются бронированные башни, а сам бой изображается в открытом море, где корабль совершает «умелые маневры».

Такое приукрашивание обстоятельств боя лишь бросало тень на славный подвиг «Варяга», вызывая у вдумчивого читателя естественное недоумение — почему же «Варяг», коль скоро он «лучший крейсер мира», не разгромил наголову японскую эскадру или, по крайней мере, не прорвался сквозь ее строй, как это сделал в Цусимском бою другой легкий крейсер «Изумруд»? Не менее загадочной оставалась и последующая судьба «Варяга», с которой оказались связаны самые разнообразные, подчас неожиданные версии, вроде взрыва корабля русскими моряками в Ливерпуле.

Желание проникнуть в историю «Варяга», раскрыть во всей полноте обстоятельства подвига корабля и устранить некоторые досадные недоразумения заставило автора прочесть всю известную литературу, воспоминания участников событий и свидетельства оставшихся в живых ветеранов, а затем изучить подлинные архивные документы в фондах Центрального Государственного архива Военно-Морского Флота (ЦГА ВМФ) и Ленинградского городского исторического архива (ЛГИА).

Эти изыскания позволили не только раскрыть и объяснить неизвестные ранее обстоятельства знаменитого боя, привести новые примеры доблести и героизма русских моряков, назвать забытые имена, но и открыть для читателя, интересующегося вопросами кораблестроения, совершенно неведомую и на редкость поучительную историю самого корабля как инженерного сооружения, всегда являющегося отражением научно-технического уровня и общественно-политического строя своей эпохи.

Воплотивший многие самобытные идеи русских инженеров и моряков, «Варяг» был спущен на воду в начальный период технической революции, поэтому в нем неизбежно отразились многие противоречия того периода в судостроении, отличавшегося неустойчивостью и крайностями в постановке задач, выборе способов их осуществления и в оценках многих технических решений. Головной корабль новой серии легких крейсеров, создаваемых для «нужд Дальнего Востока», «Варяг», по существу, оказался экспериментальным кораблем, на котором был применен ряд непроверенных и мало испытанных технических новшеств, сыгравших крайне неблагоприятную роль в его судьбе.

Дополнительную остроту истории «Варяга» придает и тот факт, что крейсер, ввиду необходимости срочного пополнения флота, строился в Америке, на частном капиталистическом предприятии, конечной целью деятельности которого является прежде всего получение прибыли, хотя бы даже за счет интересов заказчика.

Последнее, впрочем, не так уж и трудно было сделать при том закоснело-бюрократическом стиле работы, который процветал в Морском ведомстве, возглавляемом «Его Императорским Высочеством» Алексеем Александровичем Романовым. Эту «твердыню» не могли сокрушить ни передовая отечественная научно-техническая мысль, ни глубокие знания и энергия членов Морского технического комитета и наблюдающей комиссии. И в этом смысле история постройки «Варяга» в Америке — также подлинное «зеркало русской революции».

Далеко не многим известно, что жизнь «Варяга» не закончилась в том знаменитом бою. Пережив второе рождение, корабль участвует в первой мировой войне. Его гвардейский экипаж одним из первых на флоте приветствует новую революцию, которая смела в России монархию и открыла народу путь социалистического развития. Активное участие в революционной борьбе принимают варяжцы первой и второй команды крейсера. Участники героического боя, прошедшие школу классовой борьбы в 1905 году, свидетели Февральской революции и участники штурма Зимнего — все они влились в ряды строителей нового общества.

Обо всем этом и рассказывается в предлагаемой читателю книге о крейсере «Варяг» — славном носителе боевых и революционных традиций нашего народа и его вооруженных сил.

 


1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч. Изд. 5-е, т. 9, с. 156.

2 В. И. Мартынов. Из печального опыта русско-японской войны. СПб, 1906.

3 Слава «Варяга» и «Корейца» перешагнула границы России. Их подвиг взволновал весь мир, и эти чувства прекрасно передал немецкий поэт Рудольф Грейнц в своем стихотворении, которое уже в марте 1904 г. в замечательном переводе Е. М. Студенской стало известно в России и дало жизнь ныне народной песне «Наверх, вы, товарищи...».


НазадДалее

 

rss
Карта