ГЛАВА VIII

ПЕРВЫЙ ИЮНЬСКИЙ ПОХОД КРЕЙСЕРОВ В КОРЕЙСКИЙ ПРОЛИВ. ПОХОД РУССКИХ МИНОНОСЦЕВ К О-ВУ ХОККАЙДО

(Схемы 1, 4 и 5)

Войсковые перевозки японцев и общая обстановка на театре

Как теперь известно, высадка 1-й японской армии на западном берегу Кореи была закончена в конце марта.

20 апреля в назначенных портах Японии началась посадка на транспорты 2-й армии. В состав ее вошли три пехотных дивизии: 1-я из Токио, 3-я из Нагойя и 4-я из Осака, а также 1-я артиллерийская бригада. Штаб армии (генерал Ноги) уже с 22 марта находился в Хиросима.

Перевозка морем происходила небольшими группами по 4-5 транспортов. На каждый транспорт назначался морской офицер и несколько сигнальщиков для связи с крейсерами, расположенными в определенных рандеву на пути следования.

По приходе к западному берегу Кореи транспорты с войсками сосредоточивались в Цинампо в ожидании указания места высадки.

1 -я армия (Куроки) тем временем подходила к реке Ялу для того, чтобы в скором времени ее форсировать.

В ожидании решения о высадке, в устье реки Пеньянг к концу апреля собралось более 70 транспортов с войсками, которые, стоя на якорях в сравнительно узком проходе, заняли протяжение в 18 миль.

1 мая армия Куроки, переправившись через реку Ялу, выбила русских с Тюренченской позиции. Русский восточный отряд, понеся значительные потери, отступил за Фынхуанчен.

Следующая высадочная операция японцев (2-я армия) должна была вклиниться между русскими частями, отступившими от р. Ялу, и войсками Порт-Артурского гарнизона.

В первых числах мая из Цинампо к месту высадки близ Бицзыво (на Квантунском полуострове) была отправлена первая группа транспортов (16 судов).

5 мая высадился передовой десантный отряд (моряков), прибывший к месту высадки на вспомогательных крейсерах «Гонгконг Мару» и «Нихон Мару» (оба судна по 6100 тонн брутто). За моряками последовали остальные транспорты, и 13 мая высадка всех трех дивизий армии Ноги была закончена.

Тем временем из Токио было принято решение об усилении войск на Квантунском полуострове еще двумя дивизиями 5-й (из Хиросима) и 11-й (с о-ва Сикоку) и 1-й Кавалерийской бригадой. Сосредоточенные в портах посадки, они были распределены на 70 транспортов и с 14 мая начали отправляться на континент. С 17 мая началась высадка этих частей в бухте Энтоа на Квантунском полуострове.

Параллельно с этим, еще с 16 апреля началась мобилизация 10-й дивизии (из Химедзи), которую сосредоточивали для посадки в порту Кобе. Отправка ее задерживалась из-за недостатка транспортов. Наконец, удалось собрать 19 пароходов с суммарным тоннажем в 54932 тонны брутто, не считая еще двух для надобности управления высадки.

9 и 10 мая ядро 10-й дивизии, посаженное на 11 транспортов, начало морской переход. Отправляли по 2-3 судна одновременно.

К 17 мая вся дивизия на транспортах собралась в Цинампо и оттуда направилась для высадки у Дагушаня.

Наконец, вслед за 11-и дивизией в конце мая начинается выгрузка на Квантунском полуострове 6-й дивизии (из Кумамото — с острова Кю-Сю) и приблизительно в то же время (с 30 мая до 14 июня) выгружают в Энтоа и окрестностях с 59 транспортов все необходимое для обеспечения тыла 2-й армии; обозные колонны, провиант, боезапас и пр.

Интенсивность морских перевозок в этот период была исключительно высока. За время с 5 мая по 14 июня в бухте Энтоа было разгружено не менее, чем 209 (80 + 70 + 59) транспортов с войсками и снабжением 2-й армии. Кроме того у Дагушаня высаживалась 10-я дивизия. Наконец, для всего японского флота базировавшегося на о-вах Эллиот, требовался непрерывный подвоз угля, продовольствия и пр. 1

Все это могло бы представить для владивостокских крейсеров богатую добычу, если бы пути морских перевозок были более доступны для нападения на них. Хотя в имеющихся материалах нет исчерпывающих указаний о местах посадки каждой из перевозившихся дивизий, но из следующего краткого анализа будет в основном ясна картина этих перевозок.

1 -я дивизия (Токийская) могла быть посажена на транспорты в ближайшем крупном порту — Иокогама. 3-я (Нагойская) и 4-я (Осакская) могли грузиться в Кобе или Удзина. Пребывание штаба 2-й армии в Хиросима (Удзина) говорит в пользу посадки значительной части этих войск, включая и 10-ю дивизию — именно в этом последнем порту или в ближайших.

5-я дивизия, имевшая постоянное пребывание в Хиросима, несомненно оттуда и перевозилась.

10-я дивизия (из Химедзи) сосредоточивалась для посадки в близком от места стоянки — Кобе.

11-ю, квартирующую на острове Сикоку, было бы совсем нерационально сначала перевозить на Хонсю, чтобы сажать в портах этого острова. Очевидно, что посадка ее совершалась в портах Сикоку.

Путь 6-й дивизии (Кумамотской) естественно шел непосредственно через порты острова Кю-Сю — в Желтое море.

Для всех транспортов, кроме перевозивших дивизии с Кю-Сю, естественным был морской путь через Внутреннее море и Симоносекский пролив.

На сухопутном театре войны за этот период происходили следующие крупные события:

В ночь на 1 мая 1-я японская армия (Куроки), как было сказано, переправилась через реку Ялу и принудила русских к отступлению.

14 мая японские войска перерезают сообщения между русской. Манчжурской армией и Порт-Артурским гарнизоном.

Незадолго до этого наместник Алексеев успевает переехать из Порт-Артура в Мукден.

26 мая, после кровопролитного боя, 1-я, 3-я и 4-я японские дивизии овладевают цзинчжоуской позицией (Кинчжоуской) и затем медленно продвигаются к веркам Порт-Артура.

Эти два последовательно нанесенных японцами успешных удара вызывают сильное беспокойство царского правительства.

Главнокомандующий Манчжурской армией Куропаткин получает указание царя на необходимость принятия мер для выручки Порт-Артура (1 июня 1904 г.).

Для этой цели, несмотря на отрицательное отношение к этому самого Куропаткина, выделяется корпус Штакельберга (33 тысячи человек и 96 орудий), которому поручается продвижение в сторону Порт-Артура. Отойдя на юг от главных сил Манчжурской армии, Штакельберг 15 июня, находясь на наскоро укрепленной позиции у Вафангоу, встречен был наступающей на север армией Оку (около 40 тысяч войск и 100 орудий). Охваченный с обоих флангов японцами корпус Штакельберга терпит поражение и отступает.

Не только упомянутые успехи японского оружия толкали японскую главную квартиру на ускорение перевозок. Это же диктовали и физико-географические особенности театра.

С наступлением лета в Манчжурии, да и на всем Дальневосточном театре, начинается сезон обычных муссонных дождей, что при крайнем бездорожье в то время грозило привести армии обеих сторон к неподвижности. И если это в меньшей степени нарушало в основном выжидательный план русских армий,2 то для японцев, искавших разрешения своих главнейших оперативных задач раньше, чем русские армии смогут вырасти, вследствие подвоза подкреплений, — наступление бездорожья было совсем не наруку.

Обстановка на море. На море с начала мая произошли следующие события.

Как указывалось в конце предыдущей главы, в середине мая японцы потеряли под Порт-Артуром до 7 кораблей (из них два линейных корабля и два крейсера).

Ряд кораблей русской Артурской эскадры чинил подводные повреждения, полученные в первые месяцы войны. Поэтому русские не могли в полной мере использовать столь значительного ослабления флота Того и ограничились лишь отдельными выходами второстепенных кораблей для обстрела берега и иных частных операций.

Выход в море владивостокских крейсеров для действия на коммуникациях противника мог здесь быть очень уместным, но в тот день (15 мая), когда японцы пострадали на минах под Порт-Артуром, на долю Владивостокского отряда выпала серьезная потеря — крейсер «Богатырь» потерпел аварию.

Прибытие во Владивосток адмирала Скрыдлова. Через неделю после посадки «Богатыря» во Владивосток прибыл новый командующий флотом Тихого океана Скрыдлов, получивший это назначение после гибели адмирала Макарова. Вместе со Скрыдловым прибыл на должность командующего 1-й эскадрой флота Тихого океана Безобразов.

Оба адмирала вместе со своими штабами выехали из Петербурга в Порт-Артур, но туда не попали, так как тем временем он оказался отрезанным.

К концу месяца «Россия», «Громобой» и «Рюрик» получили приказание готовиться к походу.

Однако, оказалось, что «Громобою» потребовалась чистка всех котлов и ремонт некоторых механизмов.

Рапорт старшего механика этого крейсера отмечает, что крейсер более года (с февраля 1903 г.) находится в 12-часовой, а с начала войны в непрерывной двухчасовой готовности, что с января 1904 г. котлы крейсера находились под парами в сумме более 600 часов (около 25 суток).

Исходя из времени, потребного «Громобою» для переборки механизмов, срок готовности всех крейсеров и транспорта «Лена» был назначен на 28 мая. От всех кораблей требовалось быть готовыми для «любого боевого назначения в наибольшем районе для каждого из них определяемого усиленным, с погрузкой на палубу, запасом угля». 3

Задачи и план крейсерства. Выходу крейсеров в море предшествовал следующий обмен телеграммами между главным командованием на театре (наместником) и адмиралом Скрыдловым:

Наместник — Скрыдлову 26.5.04.

В настоящее время усилия неприятеля направляются с суши и моря на Порт-Артур. Для отвлечения удара и оказания Артуру помощи, высочайшим повелением Манчжурская армия приступает к активным действиям по направлению на Квантун. Было бы крайне важно, если бы крейсерский (отряд) также мог проявить активность в Японском море, имея при этом в виду, что броненосцы в Порт-Артуре уже заканчивают свои исправления и при благоприятных обстоятельствах могут атаковать неприятеля.

Скрыдлов — наместнику 27.5.04.

По получении известия (об) осаде Артура начал тогда же приготовлять экспедицию крейсеров в Желтое и Японское моря, экспедицию миноносцев к берегам Японии и экспедицию транспортов для уничтожения промыслов. Все отряды готовы начать действовать. Необходимо несколько заранее знать момент высшего напряжения.

Наместник — Скрыдлову 28.5.04.

Время высшего напряжения трудно определить. Принимая во внимание имеемые сведения о намерении неприятеля действовать решительно с суши и с моря, полагаю, что начало действий крейсеров теперь будет иметь значение и принесет пользу в отвлечении неприятельских сил от Порт-Артура и производимых ныне морских демонстраций вдоль западных берегов Лиатунга 4 (Ляодуна. — В Е.).

Разработка плана. Во Владивостоке штабом командующего был разработан план 5 операций всех морских сил, находящихся в фактическом распоряжении Скрыдлова.

В состав этих сил входили три больших крейсера (четвертый— на камнях), транспорты «Лена», «Камчадал», «Якут», «Алеут», «Аргунь», 10 номерных миноносцев. Кроме того, транспорт «Тунгуз» и миноноски (в Николаевске) и «угольные шхуны».

Составители плана считали, что противник сосредоточивает в данное время почти все свои силы у Порт-Артура (4 броненосца и 5 броненосных крейсеров, крейсеры и эскадренные миноносцы), что против владивостокских крейсеров выделено лишь два-три броненосных крейсера, несколько старых крейсеров и нумерные миноносцы, да сверх того можно ожидать встречу с вооруженными пароходами и шхунами.

Целью предпринимаемых действий ставилось: 1) смелые операции на путях сообщения и в тылу, 2) уничтожение рыбного промысла, как основного источника питания Японии, 3) проводка транспортов с углем с Сахалина.

Данный период времени (начало лета) считался наиболее благоприятным для ведения намеченных операций, так как 1) «для рыбного промысла это единственный сезон в году», 2) «для крейсерских операций. . ., так как если Артур будет взят, то японцы примутся за Владивосток и тогда наши крейсеры нарвутся на весь японский флот или вовсе не выйдут», а ожидать прихода Балтийского флота — означает долгое бездействие.

Обстановка: 1) сосредоточение японцев у Артура оставляет свободным от них Владивосток; 2) наблюдается усиленное движение транспортов и 3) туманы делают преследование трудным.

Распределение средств: 1) отряд трех крейсеров под флагом Безобразова,6 2) отряд уничтожения промыслов, 3) отряд миноносцев, 4) угольная экспедиция и 5) миноноски на Амуре.

Отряду Безобразова предполагалось поручить действия на сообщениях и в тылу неприятеля, при этом ставились требования: 1) использование в крейсерстве всего запаса угля, 2) направление к Гензану и на пути транспортов из японских портов в Желтое море, не исключая прохода при благоприятных обстоятельствах Корейского пролива для направления в Желтое море или Тихий океан. Действовать ли соединенно или отдельными кораблями — предоставлялось усмотрению командующего отрядом, но первое считалось более выгодным в начальном периоде операций.

В конце операций, по исчерпании угольного запаса «Россией» и «Громобоем», рекомендовалось отделение «Рюрика», имеющего больший район плавания, для борьбы с рыбным промыслом.

Отмечалось также, что погоня за взятием призов не должна стеснять действий отряда или корабля, или подвергать их опасности. Но топить суда, когда они ценны и могут быть отправлены в свой порт с призовым экипажем, не разрешается 7

В итоге этой разработки было сформулировано предписание адмиралу Безобразову,8 из которого приводим следующие главнейшие моменты:

«Общее наступление японцев на Порт-Артур требует решительных действий на сообщениях их армий с метрополией и отвлечения от названного порта их морских сил».

«3. . . Вы с крейсерами «Россия», «Громобой», «Рюрик» имеете выйти в крейсерство для нападения на названные морские сообщения японцев, избрав целью Ваших действий: а) военные суда неприятеля слабой по сравнению с Вами силы, б) военные транспорты, в) коммерческие суда и г) демонстрации против портов и берегов Японии, поскольку то возможно, не подвергая крейсера опасности от взрыва на минных заграждениях».

«4. Местом действия крейсеров назначается, по преимуществу Японское море, но если проход в Желтое море окажется возможным без особого риска, то выход в это море — на главные пути следования транспортов в Порт-Артуре — представлялся бы крайне полезным».

«5. По настоящему расчету и распределению неприятельских сил, едва ли возможно предполагать встречу отряда с превосходными силами противника, но в случае таковой встречи бой с ними необходимо избегать. . .»

». . . 9. Действовать ли крейсерам соединенно отрядом, или по одиночке, или частью первым, частью вторым способом — предоставляю Вашему усмотрению. . .»

Поход крейсеров должен был сопровождаться выходом через несколько дней нескольких нумерных миноносцев из Владивостока на восток к берегам Японии. Для обеспечения их углем предназначался транспорт «Лена».


1 Во время японо-китайской войны 1894—1895 гг. всего японцами было использовано до 130 транспортов с общим тоннажем в 230 тысяч тонн («Сборник военно-морских сведений об иностранных государствах», СПБ, 1898-1899 гг.).
2 На которые, благодаря наличию в тылу железной дороги, распутица к тому же влияла меньше.
3 Указание Скрыдлова — дело ЛОЦИА № 18, л. 21.
4 Высаживая войска на восточном берегу Ляодунского полуострова, японцы обеспечивали эту высадку, между прочим, демонстративными действиями своих кораблей у западного берега полуострова к югу от г. Инкоу. Демонстрации эти производились преимущественно малыми кораблями — канонерскими лодками и миноносцами и, максимум, малыми крейсерами. Характерно для традиционной в русских вооруженных силах того времени оторванности армии от флота, помещенное в части 1-й тома II русской официальной сухопутной истории «Русско-японской войны» сообщение, что среди 6 судов, обстреливавших побережье, был один «броненосец». По данным японского официального исторического труда, это был легкий крейсер «Идзуми». Две трубы этого малого крейсера (менее 3000 т) были, очевидно, достаточным доказательством для неосведомленных в морских делах русских армейских офицеров, что перед ними броненосец.
5 Черновая разработка плана (без даты) в архивном деле, ЛОЦИА № 18, л.л. 34—39.
6 Флаг Иессена по приказанию командующего флотом был перенесен с «России» на аварийный «Богатырь».
7 В те времена во многих флотах еще существовало «призовое право», согласно которому весь личный состав крейсера, захватившего или уничтожившего приз, получал денежное вознаграждение (призовые деньги). При этом в случав привода захваченного законного приза в порт вознаграждение было значительно большим, чем в случае потопления его. Отсюда могла возникнуть опасность стремления к обязательному захвату приза. Этим и можно объяснить директиву.
8 Предписание от 29 мая 1904 г., дело ЛОЦИА № 18, л. 40.

ОглавлениеДалее

 

rss
Карта