Пути войсковых перевозок по морю

Необходимость изучения и оценки возможных направлений перевозки японских войск на материк с целью выбора мест нападения на эти перевозки для русских крейсеров была очевидной.

Состав японской армии и ее дислокация по мирному времени были известны (см. таблицу 11 и схему 9).

Из тринадцати дивизий, составлявших в то время японскую постоянную армию, девять были расположены на о. Хонсю, две — на о. Кю-Сю, одна — на о. Сикоку и одна — на о. Хоккайдо.

Известно было расположение их штабов и каждого из полков, входивших в состав дивизий. Таблица 11 дает достаточные для наших целей сведения о дислокации японской армии.

Сопоставив места дислокации штабов дивизий (и полков) с существовавшей тогда сетью железных дорог страны, можно было убедиться, что за ничтожным исключением все стоянки войсковых частей совпадали с начертанием железнодорожных линий.

Сеть железных дорог в то время состояла из:

1) Главной продольной магистрали о-ва Хонсю, протянувшейся от Аомори на Цугарском проливе до Симоносеки — на юго-западной оконечности острова. Проходя вообще ближе к восточному и южному, нежели к западному берегу Хонсю, магистраль эта от района Сендай до Симоносеки почти на всем этом протяжении примыкала к самой береговой черте Тихого океана и Внутреннего моря Японии.

Основной железнодорожной магистралью были обслуживаемы, таким образом, почти все крупнейшие промышленные центры и, конечно, главнейшие порты страны, как Сендай, Токио, Иокогама, Нагойя, Киото, Осака, Кобе, Химедзи, Хиросима, Симоносеки.

Семь из тринадцати пунктов дислокации штабов японских дивизий (2-й, Гвардейской, 1-й, 3-й, 4-й, 10-й и 5-й) были расположены на этой магистрали.1

2) От главной магистрали острова Хонсю на западный берег его отходят несколько поперечных линий. Некоторые из них, подойдя к этому берегу, протянулись на небольшое расстояние вдоль него как бы образовывая отдельные участки будущей второй в то время продольной магистрали Хонсю.

Из поперечных линий главнейшими надо считать: а) Аомори— Хиросаки—Носиро—Акита (в северной части острова), б) Токио— Такасаки — Наойецу — Ниигата, в) Осака — Киото — Цуруга — Каназава — Тояма.

Поперечные железные дороги, обслуживающие некоторые портовые города Японского моря (Носиро, Акита, Ниигата, Наойецу, Цуруга, Сакаи), или города, расположенные вблизи берега (Каназава, Тояма), соединяли с главной магистралью острова еще два места дислокации штабов дивизий, а именно: Хиросаки (8-я) и Каназава (9-я).

Таким образом, все девять дивизий, дислоцированных на Хонсю, могли быть переброшены по железным дорогам к портам Тихого океана и Внутреннего моря Японии. Имелась также возможность сосредоточения войск к некоторым из портов Японского моря и Цугарского пролива (Аомори).

Дивизии, расположенные на островах Сикоку (11-я), Кю-Сю (6-я и 12-я) и Хоккайдо (7-я), могли быть сосредоточены к пунктам посадки следующим образом:

Остров Хоккайдо. Железнодорожное строительство находилось в сравнительно ранней стадии развития. Выходы железных дорог к морю у Мурорана на Тихом океане и в Отару на Японском море давали возможность перебрасывать любой из четырех полков 7-й дивизии к любому из названных портов. Короткая ветка от Хакодате, не соединенная пока с северной системой железных дорог, была доведена только до побережья залива Уциура.

Остров Сикоку. Железные дороги были совсем в зачаточном состоянии. Все полки 11-й дивизии располагались в прибрежных пунктах (Маругаме, Мацуяма, Коци) и могли грузиться на транспорты у берегов острова.

Остров Кю-Сю. Все пункты дислокации полков и штабов обеих расположенных на острове дивизий (6-й и 12-й) вполне соответствовали довольно развитой на Кю-Сю сети железных дорог. Возможность посадки в Нагасаки, Сасебо, Фукуока, Вакамуцу, Модзи и др. была полностью обеспечена.

Железнодорожная система острова Хонсю, на котором сосредоточивалась главная масса японской армии, и расположение удобных, укрытых от ветров и волны, обеспеченных от военной угрозы портов в полной мере позволяли японцам производить посадку на транспорты войск с этого острова как во Внутреннем море, так и в крупных портах Тихоокеанского побережья (Иокогама, Кобе, Сендай). Посадка в этих портах соответствующим развитием портового оборудования обеспечена от помехи со стороны погоды и в то же время безопасна от нападения. Все это особенно относится к портам Внутреннего моря (Хиросима, Кобе, Осака).

История предыдущей войны (японо-китайской 1894—1895 гг.) подтверждала это. Из Удзина — порта города Хиросима — во время войны с Китаем было отправлено большинство экспедиционных войск Японии.2

Из Внутреннего моря, через укрепленный Симоносекский пролив, мимо острова Цусима и вблизи главной военно-морской базы Сасебо перевозка войск к южным и западным берегам Кореи и Квантунскому полуострову представлялась наиболее обеспеченной.

Обе дивизии с Кю-Сю могли непосредственно направляться на материк через порты этого острова и далее — Восточно-Китайским и Желтым морями. Дивизия с Сикоку также имела наиболее обеспеченную коммуникацию с континентом через Внутреннее море.

Только три дивизии, а именно: 9-я (Каназава), 8-я (Хиросаки) и 7-я (Саппоро на о. Хоккайдо) было ближе сажать на транспорты на берегу Японского моря, используя для этого порты Цуруга, Аомори и Отару. Однако, и из этого числа дивизий девятую Каназавскую можно было направить через порт восточного побережья. Железнодорожная перевозка ее через Кобе, а не Цуругу означала бы удлинение пути от пункта расположения штаба до порта посадки менее чем на 200 километров. Изменение же направления перевозки в пользу портов Внутреннего моря давало гораздо лучшие гарантии безопасности от угрозы со стороны крейсерских операций противника.

Однако, следовало спросить себя, может ли такое, хотя и наиболее безопасное и удобное в смысле посадки, сосредоточение большей части японской армии к портам Тихого океана и Внутреннего моря быть произведено в достаточно короткий срок?

Было известно, что перевозка войск в Корею и Китай 1894—1895 гг., общей численностью до 75 тысяч человек, была произведена в течение 8-ми месяцев, т. е. крайне медленно.

Судить о взглядах на японские войсковые перевозки по морю, которые были распространены в русских военных кругах периода 1904 г., можно по следующему:

«Для сосредоточения при современной дислокации в Хиросиме (район 5-й дивизии) остальных восьми дивизий о-ва Хонд» (Хонсю — В. Е.) потребовалось бы до 80 поездов на каждую или всего 640 поездов.3 Так как эти поезда должны быть пропущены через один и тот же одноколейный участок Кобе—Хиросима, то, при благоприятных условиях (16 пар поездов в сутки), потребуется на перевозку ближайшей дивизии 5, а для всех 40 + 1 (на пробег и посадку) = 41 день, т. е. 6 недель». «Японский транспортный флот в семидневный срок», — говорит он далее, — «может быть собран у той же Хиросимы в достаточном количестве для одновременного поднятия трех дивизий с их грузами. Следовательно... флоту придется ждать прибытия последней части 3-х назначенных в эшелоне дивизий, примерно, до 19-го дня по объявлении мобилизации».

И далее: «Если Хиросимский порт допускает одновременную посадку 3-х дивизий», то несмотря на удобство и безопасность посадки войск в Хиросиме и вообще в каком-либо другом порту по линии Санио,4 идущей вдоль берегов Внутреннего моря, она «не представляет выгод в отношении времени». 5

Другой расчет, сделанный тем же автором, предусматривает одновременную посадку в семи портах и приводит его к следующему:

«К отдельным пунктам побережья Хондо, при условии назначения каждой дивизии отдельного пути, могут быть сосредоточены:

К Аомори 2 дивизии (8-я и 2-я).
» Сендаю 4 » (2-я, 8-я, 1-я и Гвардейская).
»  Токио 4 » (Гвардейская, 1-я, 2-я и 3-я).
» Наойецу 1,5 » (1-я и пехотная бригада 2-й)
» Нагойя
(или Иоккаици)
4 »
(3-я, 4-я, Гвардейская и 9-я).
К Цуруга 3 » (9-я, 3,-я и 4-я)
» Осака
(или Кобе)
3,5,—4 » (4-я, 3-я 9-я и 10-я).

 

Время, потребное на сосредоточение перечисленных частей со всем их обозом в названных пунктах, не превысит, повидимому, 7—10 дней, исключая Наойецу, на перевозку дивизий к которому потребуется вдвое больше времени, так как поперечная железнодорожная линия переваливает здесь через горы и поезда требуют пересоставления.»

При последнем варианте, очевидно, погруженные на транспорты дивизии для перевозки кратчайшим путем из Аомори,6 Цуруга и Наойецу должны были бы следовать по Японскому морю, т. е. по путям, подверженным нападению из Владивостока.

Не имея возражений против оценки порта Цуруга, как возможного пункта посадки, поскольку последний был расположен в защищенной бухте и имел оборудованный пирс с железнодорожной колеей на нем, нельзя согласиться с отнесением Наойецу к портам, пригодным для посадки.

«Временная стоянка», — говорится о Наойецу в английской лоции, — «выбирается груженными судами в 3-х каб. — 1-й миле от берега. . . Она открыта норд-вестовым ветрам, при которых, даже если они совсем не сильные, стоянка делается невозможной. . . Перегрузочные лихтера крепко построены и могут принять до 100 человек.

Для нагрузки судов грузы вручную перебрасываются по мелководью до лихтеров и при помощи их доставляются к борту пароходов. Очевидно этого делать нельзя в свежую погоду. . . Нет, вероятно, ни одного другого порта в Японии, в котором приходилось бы преодолевать такие трудности... Только в течение нескольких дней в летнее время судно может послать на берег свою шлюпку».7

Особенно был непригоден Наойецу для посадки войск в зимние месяцы войны, когда господствующими ветрами на всем дальневосточном театре являются холодные, дующие с континента Азии, норд-весты и норды.

Только недостаточной оценкой Наойецу в морском отношении со стороны Н. Д. Богуславского в его очень содержательной в целом работе можно объяснить эту ошибку.

Таково было положение для оценки возможных пунктов посадки японских войск.

Каковы, же были основания для суждения о возможных направлениях их морских перевозок и пунктах высадки?

Для ответа на этот вопрос надо остановиться на планах войны, вырабатывавшихся русским командованием перед войной 1904—1905 гг.:

1. Записка о мобилизационной и боевой готовности Приамурского военного округа в начале 1900 г. (план 1900 г.): «Ведение операций в Манчжурии дает японцам больше шансов на успех, чем в Южно-Уссурийском крае. . . . Таким образом, можно предполагать, что в блиЖайшем будущем вероятными главными театрами военных действий для войск Приамурского округа будут: Корея или Южная Манчжурия и второстепенными — Приморская область».8

2. План 1901 г. Особенностями плана 1901 г. являлись: «1) Перенос района сосредоточения центрального или Манчжурского корпуса.... к югу к линии Мукден-Ляоян-Хайчен; 2) окончательное торжество мнения, что войска Южно-Уссурийского корпуса не должны быть пришиты к обороне районов у Владивостока, а могут быть двинуты и в Манчжурию; 3) более определенно высказанное предположение, что главнейший удар японских сил будет направлен на Южную Манчжурию; 4) сосредоточение нашей эскадры к Порт-Артуру...». 9

3. План 1903 г. «Составитель плана считает: 1) что Китай тем или иным способом, но окажет помощь Японии, 2) что главные операции японцев будут направлены на Порт-Артур; против Владивостока надо ожидать только демонстраций, 3) что наш флот не помешает свободной высадке японского десанта, 4) что наиболее вероятной высадкой будет высадка японцев у Инкоу; следовательно, если мы тем или иным путем заставим их высадиться у другого пункта, например в бухте р. Ялу, то это уже будет большим успехом с нашей стороны. . . и 17) что судьба кампании должна решаться на Манчжурском театре».10

4. План 1903 г., составленный во временном штабе наместника. «Объявив войну России»,—пишет автор плана,—«Япония может: 1) ограничиться прочным занятием Кореи, 2) заняв Корею, попутно, для подготовки там базы, направить главный удар на наши войска в Южной Манчжурии и на крепость Порт-Артур и 3) главный удар направить на крепость Владивосток и Южно-Уссурийский край. . . .».

Однако, далее в плане отмечается: «Все условия обстановки складываются так, что только успех японцев на правом фланге нашего стратегического фронта, а именно в Южной Манчжурии и на Ляодуне, сулит им решительные и серьезные результаты. Таким образом, сюда и будет по всей вероятности направлен главный удар нашего будущего противника. Против крепости же Владивостока японцы ограничатся одной демонстрацией». 11

Таким образом, все планы войны до самого последнего, относящегося к осени 1903 года, делали вывод о том, что главным направлением японского удара будет избран Манчжурский театр, в частности Южная Манчжурия и Порт-Артур. Направление же на Владивосток — лишь вспомогательное, вернее—демонстративное.

Следовательно, ожидать перевозок японских войск приходилось в первую очередь в Корею и Манчжурию, до Инкоу (иначе говоря, до Печилийского залива) включительно.

Однако, в более точном определении пунктов высадки и самих путей перевозок войск по морю были разногласия. Здесь все зависело оттого, чего сможет достичь в борьбе с противником русский флот.

Так, в 1901 году говорилось, что «численный перевес японского флота не позволит развить активные действия нашего флота и последнему придется ограничиться сравнительно скромной задачей: по возможности замедлить время высадки противника». 12

В 1903 году начальник временного Морского штаба наместника адмирал Витгефт на запрос генерала Флуга о возможностях русского флота для воспрепятствования высадки противника в Желтом море и Печилийском заливе отвечает, что «пока наш флот не разбит», то обе операции (т. е. высадка у Инкоу или в Корейском заливе Желтого моря, кроме судовых десантных партий с крейсеров) «немыслимы» и далее:

«Но возможности разбития нашего флота японским в районе Желтого моря и Корейского залива даже при теперешнем соотношении сил лично я не допускаю».13

Из этой ведомственно-патриотической самоуспокоенности вытекало, что высадка японских войск мыслима «только в ближайшем расстоянии от японских островов, т. е. в Фузане или в лучшем для японцев случае — в Гензане или Цинампо». 14

«План стратегического развертывания, составленный в Штабе наместника»,—читаем дальше,—«предусматривал и тот случай, если бы в период сосредоточения наших главных сил в Южной Манчжурии выяснилось, что японцы высаживаются на берегах Северной Кореи, например, в бухте Гашкевича». 15

Из всего приведенного вытекало, что конечной целью японских перевозок составители русских планов считали в первую очередь— Желтое море и даже Печлийский залив (Инкоу), но возможным считались также перевозки в Фузан, Гензан и даже, под самым носом русских владивостокских крейсеров, в залив Гашкевича.

При таких взглядах (Гензан, б. Гашкевича) объекты для действия русских крейсеров были бы весьма действительными и доступными. Но этого, как известно, не случилось. Между тем в план японского командования с началом военных действий входило одновременное выполнение следующих операций: 1) высадка четырех батальонов (по одному от каждого полка 12-й дивизии) в Чемульпо для немедленного занятия столицы Кореи—Сеула и 2) атака японским флотом под командой Того русской эскадры на порт-артурском рейде.

Отправленные на трех транспортах («Дайрен Map у», «Xейдзе Mapу» и «Отару Mapу») из Сасебо в ночь на 6 февраля 1904 г. японские батальоны в течение ночи на 9 февраля были высажены в Чемульпо. 16

В эту же ночь миноносцы адмирала Того успешно атаковали русскую эскадру в Порт-Артуре.

Опыт указанных операций в значительной степени решил для японцев вопрос о направлении дальнейших перевозок японских войск по морю в пользу высадки в Желтом море.

Это решительно ограничило на весь период активных действий русских владивостокских крейсеров возможности атак наиболее существенных для хода войны объектов—войсковых транспортов противника.

Мы не имеем вполне исчерпывающей картины того, как и где за все время войны происходила посадка и отправка японских войск из отечественных портов.

Том 2 японского «Описания военных действий на море в 37—38 гг. Мейдзи», специально посвященный совместным действиям японских флота с армией, довольно скупо сообщает о конкретных местах посадки на транспорты японских войск, однако, некоторое, хотя и неполное, освещение этого вопроса сделано нами в последующих главах.


1 К северу от Токио и до Сендая магистраль проходила двумя одноколейными ветвями — одна из них у самого берега, другая внутри страны.
2 Из французских источников было известно, что, например, 2-я дивизия из Сендая была в 1894 г. перевезена в Хиросима по железной дороге на расстояние 1250 километров на 80 поездах, что потребовало 9 суток.
В 1900 г. во время интервенции в Китай для борьбы с так называемым «боксерским» движением была перевезена на материк 5-я дивизия (из Хиросимы) в следующем составе: четыре полка трехбатальонного состава (по 2604 человек в полку), дополнительный батальон из состава 11-й дивизии (868 человек), 1 кавалерийский (360 человек), артиллерийский полк в составе шести батарей (900 человек), четыре батареи сверх того (из них одна осадная), один саперный батальон, команда понтонеров, рота железнодорожных войск, отделение связи, административные службы, обозы. Всего 13 тысяч военнослужащих, 58 орудий и 8 тысяч военных рабочих.
Приказ о мобилизации был отдан 26 июня, 13 июля последний транспорт Ушел из Японии. Всего использовано 25 больших и 35 малых транспортов. В течение часа удалось грузить до одной тысячи человек и 30 лошадей. Полная погрузка одного большого транспорта занимала 48 часов. Скорости отправки, достигнутые в 1900 г., не могли, однако, считаться вполне показательными, так как Дивизия перевозилась из самого порта посадки. («L'Arme'e et la flotte du Japon», Berger—Levrault, Paris. 1904. стр. 48 и 50).
3 По расчету Н. Д. Богуславского для перевозки одной дивизия потребуется: 20 пассажирских вагонов для 450 офицеров, 560 товарных—для 14 000 рядовых, 920 товарных — для 4600 лошадей, 300 товарных вагонов (или платформ)—для повозок и грузов; всего 1800 вагонов или 79—80 поездов по 22—23 вагона.
4 Санио—название железнодорожной компании, которой принадлежала часть главной магистрали, а именно та, которая проходит по берегам Внутреннего моря.
5 Н. Д. Богуславский «Япония», изд. 1904 г., стр. 300—301.
6 Аомори, как отмечалось, будучи пунктом значительной сезонной миграции Рыбопромышленников на Хоккайдо и обратно, являлся в то же время местом стоянки одного из полков 8-й Хиросакской дивизии, следовательно, имел казармы и был приспособлен для перевозок.
7 Английское руководство для плавания для Японии, Кореи и пр., 1-е изд., 1904 г., стр. 665.
8 «Русско-японская война» (сухоп.), т. I, стр. 190.
9 Там же, стр. 196.
10 Там же, стр. 207—209. План разработан штабом Приамурского военного округа в 1903 году весной. Основные положения его вошли в окончательный план, разработанный временным штабом наместника осенью 1903 г.
11 Там же, стр. 233.
12 «Русско-японская война» (сухоп.), том. I, стр. 193. Утвержденные царем соображения военного министра от 10 августа 1901 г.
13 Там же, стр. 233.
14 Там же, стр. 234.
15 Там же, стр. 236.
16 Два батальона были из Кокура—один из Фукуока и один из Омура. Не будучи отмобилизованы, они составили отряд численностью в 2500 человек. Люди были посажены на первые два транспорта, на третьем пошла временная пристань, паровые катеры и прочие высадочные средства. В качестве высадочных средств использовали плоскодонные кунгасы с подъемной способностью в 50 человек. «Official History» (Naval and military) London, 1910, стр. 46 и 52.

ОглавлениеДалее

 

rss
Карта