ВВЕДЕНИЕ

«КРЕЙСЕРСКАЯ ДОКТРИНА» РУССКОГО ФЛОТА И ВЛАДИВОСТОКСКИЕ КРЕЙСЕРЫ

(Схема 1)

Условия базирования и задачи Владивостокского отряда

В течение всей второй половины девятнадцатого века Англия являлась главным противником империалистической экспансии русского царизма.

Война 1854—1856гг. (Севастополь, Петропавловск-на-Камчатке), «Американская экспедиция» русских эскадр в 1863—64 гг. в период польского восстания, Дарданельская демонстрация Англии против России в 1878 г. (когда русские войска приближались к Константинополю), русская агрессия в Средней Азии и Афганистане, миссия Столетова в Кабуле в 1878 г.; занятие русскими Мерва в 1884 г. и Кушки в 1885 г. и т. д.—таковы чередующиеся враждебные акты этих двух соперничающих между собою капиталистических держав.

Британская империя могла быть наиболее уязвимой на морских путях. Отсюда и попытка русского царизма—воздействовать на политику своего главного соперника в направлении этих жизненных нервов Британии.

Успехи «Алабамы», «Семптера», «Флориды» и других крейсеров периода войны между северными и южными штатами Северной Америки (1861—1865 гг.) увлекли русское морское министерство на путь постройки крейсеров для борьбы на морских коммуникациях Британской империи.

Со времени русско-турецкой войны 1877—1878 гг. в составе царского флота появляются многочисленные крейсеры. Сначала это легкие парусно-паровые корабли или специально построенные клиперы («Забияка», «Вестник», «Разбойник» и пр.), иди переделанные из купленных торговых кораблей («Азия», «Африка», «Европа»).1

По мере развития техники железного и стального судостроения уже в восьмидесятых годах XIX века крейсеры делаются все более и более крупными, снабжаются броней и значительной артиллерией («Дмитрий Донской», «Владимир Мономах», «Адмирал Нахимов»). От них требуется большая мореходность, значительная дальность плавания, боевые качества, не уступающие соответствующим кораблям английского флота.

В 90-х годах появляется «Рюрик» в 11 тысяч тонн, бывший в войну 1904—1905 гг. наиболее старым из крейсеров, входивших в состав Владивостокского отряда. За ним следует «Россия», а после нее «Громобой».

Эти три крейсера составили ядро Владивостокского отряда. К ним был прибавлен летом 1903 г. легкий крейсер «Богатырь» и в качестве вспомогательного—бывший пароход Добровольного флота «Херсон», переименованный в транспорт «Лена».2

Постройка таких громадных по тому времени крейсеров, как «Рюрик», «Россия» и «Громобой», обеспокоила Англию. В ответ на это английское адмиралтейство спешно закладывает два крейсера типа «Powerful» по 14200 т.3

Однако, после более детального ознакомления с «Рюриком» опасения англичан отпадают. В 1896 г. автор известного ежегодника Брассей пишет: «Если бы мы раньше имели случай рассмотреть «Рюрик», то «Powerful» и «Terrible» никогда не были бы построены. Борта «Рюрика» ощетинены пушками, и до тех пор, пока вы не подниметесь на его палубу, он кажется страшным. Но достаточно одного снаряда, разорвавшегося в открытой батарее «Рюрика», чтобы полдюжины орудий оказались выведенными из строя».

Приблизительно в том же направлении, хотя и с несколько более положительной оценкой, критикует через два года этот же ежегодник за 1898 год и «Россию»: 4 «Общие черты «России» те же, что и у «Рюрика». На ней такая же великолепная незагроможденная верхняя палуба.... такое же отсутствие броневой защиты артиллерийского вооружения и такое же его расположение... часть 152-мм орудий расположена в батарейной палубе, орудия отделены одно от другого 1,5-дюймовыми экранами, которые простираются на половину протяжения от борта до диаметральной плоскости. Это должно ослабить эффект от снаряда, разорвавшегося в батарее, и представляет собой важное улучшение по сравнению с «Рюриком».

«Рюрик», «Россия» и «Громобой» проектировались русским морским министерством для крейсерской войны на отдаленных морских путях. Для итого они имели большую дальность плавания; с этой же целью первый из них еще сохранил значительное парусное вооружение. 5 Стремясь достигнуть наибольшей мореходности, их делали высокобортными. На «России» была поставлена третья машина для экономического крейсерского хода, себя впрочем не оправдавшая (в русско-японскую войну она не была использована, впоследствии ее сняли).

Очевидно, крейсеры эти намечались в основном в качестве крейсеров-рейдеров (одиночек). Отсюда—стремление усилить их артиллерию за счет сравнительного ослабления броневой защиты, громоздкость, усугубляемая громадным размером и числом дымовых труб (на «России» и «Громобое» по четыре), 6 а следовательно, и легкость их обнаружения на больших дистанциях.

При всей противоречивости и нечеткости планов войны, которые составлялись царским морским командованием вообще, а для Дальнего Востока в частности, несомненно, что крейсерские операции предусматривались тогда против англичан и их морской торговли.

Выявление Японии в качестве нового противника царской России нашло отражение в русских судостроительных программах не сразу. «Рюрик» и «Россия» были заложены до 1894 г.—года японо-китайской войны, после завершения которой японский империализм стал явно выступать в качестве опасного конкурента царизма.

Закладка «Громобоя» состоялась в мае 1898 г., т. е. почти совпала со следующей датой обострения русско-японских отношений— занятием царской Россией Порт-Артура.

Возможно, что появление нового противника на море (или критика «Рюрика» и «России» за границей) заставило русское морское министерство внести изменения в проектные чертежи «Громобоя». Этот крейсер, являясь но водоизмещению, скорости хода и ряду других элементов повторением «России», получил улучшенное бронирование и, еще более измененное в сторону усиления живучести, расположение артиллерии. Однако, и он так же, "как его предшественники, сохранил в основном черты мощного и громоздкого крейсера-одиночки, предназначавшегося, главным образом, для действия на океанских путях (таблица 1).

Изменение политической обстановки в водах Тихого океана меняет соответственно и обстановку стратегическую. Теперь уже не отдаленные океанские пути Британской империи делаются главным объектом операций численно незначительных крейсерских сил русских на Дальнем Востоке, а предстоит борьба с новым, пока еще не успевшим окрепнуть на море, но быстро развивающимся флотом Японии. Крейсерам, предназначавшимся для борьбы на океанских просторах, придется избирать объекты более близкие к берегам и базам нового противника, а следовательно, встречи с его боевыми кораблями делаются при этом гораздо более вероятными.

Кстати сказать, этот новый противник, заказывая корабли в Европе и слепо следуя в то время английским судостроительным образцам, выбрал очень удачный вариант крейсера, явившегося ответом на «русские колоссы».

Интересно отметить, как расхваливал в то время новые японские крейсеры Брассей (1899 г.): «Японские «Асама» и однотипные с ним— превосходные корабли. Корпус их хорошо защищен... Нет ни одного крейсера в мире так хорошо забронированного. Они обладают весьма могущественной артиллерией, хорошо расположенной».

Действительно, с точки зрения «ответа» на постройку русских крейсеров японцы (вернее сказать, англичане за своих учеников японцев) вряд ли могли лучше распорядиться. Шесть японских крейсеров («Асама», «Токива», «Ивате», «Идзумо», «Якумо», «Адзума») почти одинаковые по своим элементам (таблица 2), имели над своими русскими соперниками, входившими в состав Владивостокского отряда, ряд преимуществ:

1) Гораздо лучшее бронирование, в частности защиту артиллерии.

2) Расположение 203-мм орудий попарно в башнях, что давало возможность сосредоточить на борт в два раза больше пушек этого калибра,

3) Меньшее водоизмещение (9 300—9 700 m вместо 11—12 тысяч У русских крейсеров), а следовательно, и меньшие размеры и меньшие поражаемые площади.7

4) Некоторое превосходство в скорости (20—21 узел вместо 18,0—19,8).

Превосходство русских крейсеров определялось лишь более значительной дальностью плавания. Нельзя отрицать всей важности этого оперативно-тактического элемента у крейсера вообще и, в частности, у такого, который предназначен для действий на океанских коммуникациях. Но при изменившейся обстановке это качество русских крейсеров вряд ли могло компенсировать указанные выше недостатки в других элементах.


1 В качестве одного из мероприятий царской России для войны с Англией можно назвать создание в 1878 г. (после подписания Сан-Стефанского мира) Добровольного флота. В официальном «Очерке возникновения и деятельности Добровольного флота» (СПБ, 1903) М. Поггенполь писал: «Наше правительство не имело готового оружия для партизанской войны на море, т. е. для той именно, которая, по опытам прежнего времени, оказывалась наиболее действительной в борьбе с Англией. Требовалось создать для этого соответствующие корабли». «Суда эти должны быть океанские; в мирное время они служат целям торговым, а во время войны они употребляются для военных целей, как крейсеры».
2 Как будет видно дальше, «Богатырь» и «Лена» приняли ограниченное участие в операциях Владивостокского отряда: «Богатырь» через три месяца после начала войны был выведен надолго из строя вследствие посадки на камни. «Лена» из-за неисправности котлов, не позволявшей развивать ей необходимую скорость хода.
3 Фред Джен в своем труде «The British Battle-fleet, its inception and growth» 1912 г. называет крейсеры «Terrible» и «Powerful» «ответом» на русские «Рюрик» и «Россию» (стр. 277).
4 «Brassey's Naval Annual» 1898 г., стр. 38.
5 Впоследствии оно было снято.
6 Размеры труб явились следствием отсутствия налаженных приспособлений для искусственной тяги.
7 По примеру английских крейсеров японские имели более низкие борта и меньшие по размерам и числу трубы.

ОглавлениеДалее

 

rss
Карта