Правила для предупреждения столкновений судов в море

За каждым документом стоят люди: его разработчики и исполнители смысла и духа.

«Правила для предупреждения столкновений судов в море» (ППСС) – всеобъемлющий сборник статей, регламентирующий «взаимоотношения» судов.

Познавательная ценность документа такого высокого уровня лучше всего проявляется при его «наложении» на известный исторический пример. Учитывая 100-летие Гулльского инцидента (9 октября 1904 г. старого стиля), обратимся сначала к тем событиям.

В библиотеке сайта «Варяг». Легенды. Мифы. Факты.» уже есть разбор происшествия в Северном море. Интересующий аспект состоит в том, насколько одна из сторон правильно руководствовалась «Правилами для предупреждения столкновения судов в море».

Итак, статья 1 части II действующих в начале XX века ППСС гласит, что «Правила относительно огней должны быть соблюдаемы во всякую погоду, от заката до восхода солнца, и в течение этого времени не должны быть выставляемы никакие другие огни, которые бы могли быть, по ошибке, приняты за предписанные огни». А статья 12 той же части также однозначна: «Каждое судно, желающее обратить на себя внимание, вдобавок к огням, которые обязательны по этим правилам, может показывать короткую вспышку, жечь фальшфейер, или употреблять любой звуковой сигнал, но с условием, чтобы он не мог быть принят ошибочно за сигнал о бедствии».

По одним сведениям видимость в ту ночь «не совсем темная» (легкий туман, луна показывалась периодически), по другим, «рыбацким» данным, был густой туман. Тем не менее, на русских кораблях туманные сигналы не подавали, по-видимому, считая, что ограничения видимости нет. На рыбацкой флотилии подача звуковых сигналов во время тумана также никем не зафиксирована. Паровые суда, согласно ППСС, судам, занятым ловом рыбы как сетями, так и тралами дороги не уступают и расхождение происходит обычным порядком (позже суда с механическим двигателем обязали уступать дорогу судну, занятому ловом рыбы). Это ведь не случаи, когда паровое судно должно сторониться пути обгоняемого судна (статья 24), или паровое судно обязано уступить дорогу парусному судну (статья 20), или судну, занятому прокладыванием или поднятием телеграфного кабеля, судну, которое не в состоянии уступить дороги приближающемуся судну (в рассматриваемых ППСС точный «рецепт» не прописан, но это подразумевается по смыслу; позднее такое требование было сформулировано).

В пункте 9 Постановления международной комиссии, разбирающей инцидент, говорится о судах рыбаков: «…Из согласных показаний британских свидетелей оказывается, что все эти суда несли обязательные огни и крейсировали сообразно обыкновенным правилам под руководством главного начальника рыбаков, который передавал указания свои условными ракетами». Пункт 10 дополняет информацию: «Путь …отряда (вице-адмирала З. П. Рожественского – Тим) шел почти на самое ядро рыбачьей флотилии… В это время внимание вахтенных офицеров на мостике «Суворова» было привлечено зеленой ракетой, которая заставила их насторожиться». Почти сразу впереди засветился луч электрического фонаря.

(Зная, как «плавают» рыбаки на небольших судах, трудно поверить в безусловное выполнение британцами правил несения установленных огней. Один рыбак подтвердил, что огней они не несли. Так что информация, когда на «Суворове» не увидели на одном судне предписанных ППСС огней, и оно вдобавок направилось прямо на броненосец, имеет все права на достоверность. Но правды уже не узнать, поэтому надо следовать официальной версии.)

Одним из ночных сигналов о бедствии могли быть «ракеты или гранаты, выбрасывающие звезды всякого цвета или вида, пускаемые по одной за раз, через короткие промежутки времени». Это статья 31 ППСС. Море есть море, почему «коротких промежутков времени» может и не быть, а с проходящего судна увидят лишь одну-две ракеты, не смотря на десятки израсходованных средств для привлечения внимания.

В той нервозной обстановке, которая сложилась на кораблях отряда вице-адмирала З. П. Рожественского, цветная ракета (по другим источникам она была зелено-красная) могла быть истолкована так: сигналами о бедствии русские корабли «завлекали к известному пункту» и надеялись, что они остановятся. «Лучи же электрического фонаря, вероятно, с сопровождавшего миноносцев парохода, должны были указать нападавшим миноносцам место нашей эскадры и слепить глаза прислуге наших орудий».

Роковое стечение обстоятельств произошло. Обстановка накалилась и… «разрядилась» залпами орудий.

Определенно можно сказать, что сигналы ракетой для «внутреннего употребления» на рыбацкой флотилии способствовали инициации стрельбы.

Выводы:

1. Где тонко, там и рвется. Можно было этим фактом «прижать» британцев во время разбирательства.

2. Немалая доля вины лежит на Британии. Ошибка для морской нации с вековыми традициями серьезная. Вышестоящий документ не стал обязательным для всех ее граждан.

3. Требования ППСС – основного документа - должны быть учтены в местечковых, частных и т. п. правилах, то есть рутинное дело состыковать параграфы, разбросанные по многим «бумагам», - важный показатель хорошей организации.

Следуя такой же схеме, можно разобрать и ситуацию 26 января 1904 г., когда японский отряд, следующий в Чемульпо, стал мешать канонерской лодке «Кореец» выйти в море. Тяжело японцам объяснить, почему в условиях хорошей видимости статьи 18 и 25 не были выполнены, а японские миноносцы сумели оказаться справа от русского корабля.

Вот, применяя действующий в то время документ, можно существенно расширить рамки изучаемой темы, и не скучать, знакомясь с официальными версиями. Ну, конечно, специальная подготовка приветствуется: не зная, как пошел дальше процесс развития ППСС (которые потом станут МППСС), с наскока невозможно истолковать довольно несовершенные на современный взгляд «Правила» 100-летней давности.

Тим.

04.10.2004

 

  Правила для предупреждения столкновений судов в море
rss
Карта